Канадский Давид и Голиаф

Если вам кажется, что у вас много проблем и просвета из-за них не видно - скорее всего вы просто преувеличиваете. Но Давид Лофчик не преувеличивал... Захватывающая история борьбы маленького мальчика со своим "Голиафом" не на жизнь, а на смерть.

Когда у нас родился сын, наша радость буквально не знала границ. Мы уже имели двух дочерей, и с появлением на свет маленького Давидика в нашей семье был полный комплект. Однако довольно скоро мы поняли, что с нашим сыном не все гладко. Его головка слишком безвольно свисала на правую сторону, и он пускал слишком много слюней для обычного здорового ребенка. Семейный доктор заверил нас, что ничего страшного тут нет, и Давид, мол, перерастет эту проблему. Однако в глубине души мы знали лучше и отвезли малыша к специалисту, который диагностировал у нашего сыночка врожденную спастическую кривошею. Врачи приступили к лечению этого неприятного заболевания, и так продолжалось нескольких недель.

У вашего сына спастический паралич

Но мы чувствовали, что проблема куда более серьезна, а потому повезли Давида к одному из самых лучших специалистов Канады. После очень подробного обследования он сказал нам: «Этот маленький мальчик страдает спастическим параличом. У него одна из разновидностей церебрального паралича, и он никогда не сможет ходить, говорить или считать до десяти». В результате врач сразу после этого предложил нам поместить сына в специальное учреждение «ради его же собственного блага» и для блага «нормальных» членов семьи. Единственное, что сделал этот специалист,— он убедил нас в необходимости найти такого врача, который был бы заинтересован решениями, а не ошеломлен проблемами.

Обдумывать решения, а не проблемы

Прежде, чем поиски семьиЛофчиков закончились успехом, они показалиДавида никак не меньше чем двадцати специалистам. Каждый из них сказал им по сути одни и теже слова и дал один и тотже совет. Наконец, они услышали о докторе Перлстейне из Чикаго. Он считался мировой знаменитостью в области церебрального паралича. Пациенты приезжали к нему буквально со всего света, и его время было жестко расписано по минутам на год с лишним вперед. Поскольку д-р Перлстейн работал только через других медиков, Берни затребовал помощи от их семейного врача. Все анализы и результаты обследований, которые делались Давиду, были отправлены д-ру Перлстейну, и его попросили назначить время для визита.

К сожалению, д-р Перлстейн был так плотно загружен, что он попросил врача Лофчиков вступить с ним снова в контакт позднее. Когда врач сообщил Берни эту информацию и сказал, что больше никаких действий предпринять нельзя, Берни ничего не оставалось, кроме как взять это дело в собственные руки. Он решил посмотреть, а не сможет ли он сам назначить время для посещения д-ра Пер-лстейна, чтобы показать тому маленького Давида. После многих усилий Берни, наконец, однажды вечером «достал» профессора по телефону. Он убедил знаменитость поставить Давида в резерв на очередной визит, который почему-либо будет отменен. Случай представился всего через одиннадцать дней, и Давид отправился на встречу с д-ром Перлстейном и с судьбой. Надежда после долгого ожидания наконец-то послала в сторону страдающих родителей свой прекрасный, но неуловимый взор. Это был добрый знак, и у Лофчиков впервые за несколько месяцев потеплело на душе.

Обрушившийся на них паралич, сей страшный Голиаф, еще не знал этого, но перед ним оказался совершенно новый противник. После нескольких часов обследования диагноз остался тем же самым: у Давида действительно был спастический церебральный паралич. Но надежда на спасение существовала, если Берни был готов предпринять огромное и бесконечное сражение. Однако семья Лофчиков считала, что никакая цена не может быть слишком высокой за то, чтобы дать их сыну причитающийся ему жизненный шанс. Посему они лишь нетерпеливо спросили, что же должно быть сделано.

Доктор Перлстейн и его помощники-физиотерапевты расписали им инструкции до мельчайших деталей. Супругам сказали, что им необходимо заставлять Давида трудиться, пока тот не дойдет до изнеможения, после чего им надо будет вынудить его поработать еще немного. Они должны были доводить своего сына до самого предела человеческой выносливости и затем продвигать еще чуть-чуть дальше. Знаменитый врач без всяких недомолвок дал знать Берни и его жене Элайн, что им предстоит борьба — длинная, трудная и иногда кажущаяся совершенно безнадежной. Он подчеркнул, что, начав двигаться по указанному пути, супруги должны будут продолжать придерживаться его неопределенно долго. Особенно настоятельно светило обратило их внимание на то, что если они прекратят или хотя бы ослабят свои усилия, то Давид откатится назад, а вся проделанная до этого работа окажется напрасной. Да, битва за Давида против его громадного, словно Голиаф, несчастья действительно началось. Теперь у Лофчиков имелась надежда, а у этой надежды имелись черты правдоподобия. Они направлялись домой более легким шагом и с более легким сердцем — и стали готовиться к предстоящему сражению.

Супруги пригласили врача-физиотерапевта и опытного специалиста по развитию тела, после чего соорудили в подвале своего дома маленький гимнастический зал. Физические упражнения и умственная закалка — вот что оказалось теперь в центре внимания семьи. После нескольких месяцев мучительных усилий и увлеченного труда начали теплиться маленькие лучики надежды. Понемногу Давид приобретал способность двигаться. И, хотя ему требовалось для этого длительное время, он был способен переместиться на длину собственного тела. Был совершен гигантский шаг вперед.

Он готов

Еще одна важная веха был достигнута в момент телефонного звонка от приглашенного Лофчиками физиотерапевта, который взволнованно сообщил Берни, чтобы тот, не мешкая, покинул офис и пришел домой. Когда Берни добрался до дома, там успели завершить все приготовления, и Давид был готов приступить к труднейшей акции. Он собирался предпринять попытку отжаться от пола. Собрав все силы так, как это редко приходится наблюдать у взрослых, Давид, совсем еще маленький мальчик, которому тогда не исполнилось и шести лет, должен был призвать на помощь все свои резервы. Когда его грудь и живот начали отрываться от коврика, эмоциональное и физическое напряжение было настолько большим, что на его маленьком тельце не было сухого места — вся кожа покрылась обильным потом. Гимнастический мат выглядел так, словно его облили водой. Когда сыну Лофчиков удалось отжаться и он обессиленно рухнул на пол, то и у самого Давида, и у врача, и у мамы с папой — у всех обильно потекли сладкие слезы, которые ясно доказывали, что счастье — это вовсе не удовольствие; оно есть победа.

Эта история покажется вам еще более замечательной, если вы примете во внимание, что один из ведущих университетов Америки тщательно обследовал Давида в раннем детстве и нашел, что у него отсутствуют всякие «моторные связи» с правой стороной тела. Что его чувство равновесия сильно нарушено и у него будут серьезные трудности при обучении ходьбе, а уж плавать, кататься на коньках или ездить на велосипеде он никогда не сможет. Да, болезнь, этот Голиаф, пугала своей страшной данью, но Давид не сдавался и победил. Еще более важно, что в успешном сражении со своим Голиафом Давид многое узнавал из опыта и обучался на конкретных примерах, усваивая некоторые из по-настоящему важных жизненных уроков. Его продвижение вперед носило устойчивый характер, а согласно мнению медицинских светил, было даже поразительным. Давид оказался воистину замечательным мальчиком, который добился огромного прогресса, что неудивительно, поскольку его родители неизменно видели в Давиде прекрасного, живого паренька, полным ходом двигавшегося к восстановлению здоровья.

Сегодня этот «маленький мальчик» фактически докатал свой четвертый велосипед, которым, правда, он пользуется лишь в тех случаях, когда на дворе слишком тепло, чтобы можно было проехаться на коньках, или же когда юноша решает воздержаться от поездки на своем автомобиле. Обучение навыкам владения коньками было трудным и, прямо скажем, болезненным. Хотя мальчику потребовался почти год только для того, чтобы научиться стоять на коньках, да и то при помощи хоккейной клюшки, он день за днем выходил на лед. Давид делал все необходимое для преодоления стоявших перед ним препятствий и настолько преуспел, что— не поверите— играл на левом крыле атаки в местной детской хоккейной команде. Даже после этих достижений врач все равно сказал, что мальчику, вероятно, потребуется не меньше двух лет, чтобы научиться плавать, но он стал держаться на воде уже буквально через две недели и прилично плавал, прежде чем закончилось первое лето его увлечения плаванием. Как-то Давид смог сделать за один день целую тысячу отжиманий от пола, а однажды пробежал, не останавливаясь, шесть миль (около 10 км). В одиннадцатилетнем возрасте он взялся за гольф и применил к этому прекрасному виду спорта те же энтузиазм и решительность, с какими подходил ко всему, чем решал заняться. Результат: он уже проходит полную трассу из восемнадцати лунок меньше чем за 90 ударов.

Невозможно смотреть без волнения на то, чего добился Давид, тем более - когда знаешь, что все качества, которые он в себе развивает, и принципы, которые применяет для достижения успехов в физическом развитии и на поприще учебы в школе, в будущем заведут его сколь угодно далеко в любой сфере, где он решит действовать. Еще большее волнение охватывает, когда понимаешь, что и вы можете развить в себе те же самые качества, применять те же принципы и преуспевать в жизни в такой же степени, как это делает Давид.

По своему умственному развитию Давид находится в такой же хорошей форме, как и по физическому. В сентябре 1969 года его приняли в мужскую школу Св. Иоанна в Равен-Корте. Это частная школа, где уровень требований— один из самых высоких в Канаде. Учась в 7 классе, Давид весьма успешно справлялся с математикой для девятиклассников. Совсем неплохо для того маленького мальчика, которому доктора прочили никогда не научиться считать до десяти. 23 октября 1971 года моя жена и я имели удовольствие присутствовать на праздновании «бар-мицвах» Давида Лофчика. Мне жаль, что вы не смогли побывать там и увидеть своими глазами, как Давид совершает этот гигантский шаг в жизнь взрослого мужчины. С ясными глазами, твердым голосом и решительными движениями Давид в окружении большой группы любвеобильных друзей и родственников из Соединенных Штатов и Канады стал полноценным мужчиной. Он выглядел и действовал потрясающе, поскольку всю жизнь готовил себя к этой церемонии.

Да, сейчас с Голиафа, безусловно, сбита спесь, но столь же безусловно, что тот далеко не нокаутирован, и, вероятно, этого никогда не удастся сделать. Давид должен продолжать интенсивно и регулярно упражняться всю оставшуюся жизнь. Даже несколько пропущенных дней не проходят для него даром. Как и у любого активного парня в 19 лет, у Давида тоже встречаются ситуации, когда он очень даже предпочел бы пообщаться с друзьями. Однако если приходит время упражнений, то Давид отлично понимает, что он должен делать, и направляется в спортзал. Конечно, это не единственное, чем занимается юноша, потому что, помимо родителей, у него есть еще две старшие сестры, куча друзей и большое количество родственников, образующих вместе большую компанию и доставляющих ему массу радости.

Один из запоминающихся моментов произошел для Давида в феврале 1974 года, когда ему вручили полис, в соответствии с которым его жизнь была застрахована на 100 000 долларов. Этот полис была выдан на стандартных основаниях, и, насколько я знаю, то был первый случай, когда жертва церебрального паралича была признана соответствующей условиям такого договора.

История взята из книги "До встречи на вершине", Зига Зиглара.

Понравилась статья? Не забудьте поделиться с друзьями!