+1 (Евгений Гришковец) книга, цитаты

Никто меня не знает.
И когда я, прямо у себя дома, среди родных и близких, самых близких и родных людей, у себя на диване, вроде бы в тепле и уюте, не знаю, как мне жить, и корчусь на этом диване от того, что никак не могу найти позу, чтобы вот такую вот позу найти и в ней замереть, чтобы была такая поза, чтобы хотя бы какое-то время не чувствовать боли, боли от того, что я не знаю, как мне жить.
А это ведь такая боль, которой так много, она же не помещается во мне, и с этой болью к врачу-то не пойдешь, не сможешь сформулировать, что болит. И никому не можешь, даже из самых близких и родных, объяснить, что же со мной происходит. какая-то там душа, что-то там болит.
Вот в каком смысле меня никто не знает.
Меня никто не знает, потому что у меня нет никаких слов, чтобы объяснить, что со мной происходит. И если в этом смысле меня никто не знает, а в этом смысле меня никто не знает, потому что я понимаю, что у меня нет этих слов; если в этом смысле меня никто не знает, значит я не часть человечества. Я не один их 7324742783, я всегда +1 к человечеству. И от этого мое одиночество не только неизбежно, но еще и обязательно.. обязательно.
Я вот недавно понял про любимые лица такую штуку. Но я ее понял и понял, что зря я ее понял. Хотя эта штука, ну то, что я понял, это так просто, что я даже не понял, как я раньше этого не понимал. Очень просто. Но я это понял и понял, что я себе этим усложнил жизнь. Но я уже этого не забуду, теперь я с этим буду жить и, извините меня, пожалуйста, сейчас вам скажу то, что я понял.
Я понял то, что те, кто меня любят по-настоящему, не что-то выдуманное, а меня, они любят меня не потому, что я хороший, а потому, что они прекрасны. Они любят по каким-то своим причинам. Мне эти причины не понятны. Точно. Они любят меня не потому, что я такой, а потому, что они такие.
Я же иногда такое вытворяю, такое отчебучиваю, и такой потом стыд в зеркало смотреть.. Они сердятся, конечно, они обижаются, не хотят со мной разговаривать, ворчат, ругаются, не отвечают на телефонные звонки.. Но любят. Любят и простят. Потому что причина любви ко мне находится в них, а не во мне.
А те, кто меня не любят, кому я неприятен и уж тем более, кому я отвратителен, вот им уже поводы для нелюбви даю я.
А любят все по своим каким-то причинам. Ведь когда человек кого-то любит, он же этого человека видит так, как никто его больше не видит, и никто влюбленного человека понять так не может.
вот зачем я такое понял? Ведь стало еще сложнее, потому что любить и без того трудно. Ой.. любить по-настоящему очень трудно. Ой, как трудно..
Зато как легко не любить! Не любить это совсем просто. Самое простое, что может быть: «Не люблю, и все!». И по этой причине мы производим столько нелюбви, производим в таких количествах, потому что не любить — это проще, чем, простите за такое сравнение, чем пописать сходить.
Мы живем на этой маленькой планете, странно да? Живем на поверхности, немножко углубились вглубь: проложили метро, какие-то провода, достаем оттуда какие-то недра, живем на них. Но этому миру вообще безразлично, есть мы — нет, этому космосу точно наплевать, причем ему даже не наплевать, это мы его наделили человеческими качествами, ему никак.
Но есть другой мир, этот мир в это окно не видно. Для этого мира есть другие окна. Это мой мир, и у каждого точно есть такой мир, я не сомневаюсь. Для этого существуют другие окна.
Этот мир как раз состоит из тех лиц, про которые я рассказывал. Там лица людей, которых я люблю, кого-то сильно, кого-то не очень, кто-то меня любит не заслуженно сильно, кто-то меня любит не очень.
И в этом мире, конечно, я заметен. Этот мир заметит, есть я в этом мире, или я из этого мира ушел.
Я также понимаю, что этот мир без меня сможет, и я хочу, чтобы он прекрасно без меня смог. Мне же хочется чего, я же не хочу сказать, что этот мир без меня будет хуже, я просто очень сильно хочу, чтобы этот мир со мной был чуть-чуть лучше, больше ничего не хочу.
И этот мир состоит из тех самых людей, про которых я уже сказал, которых я люблю. Но у меня и для них нет тех самых слов; я их люблю, но они-то меня не знают. Никто меня не знает. Никто.
И иногда я себя ругаю, так ругаю: ну перестань ты суетиться, что ты суетишься? перестань! успокойся, присядь, найди эти самые слова, ну найди, хотя бы для самых близких и родных
А любимые лица есть, самые-самые любимые, и люди эти любимые есть, которые тоже меня не знают, они любят меня по своим причинам, я их люблю по своим. А слов для них не нашлось. Кто виноват? Сам же и виноват. Сам виноват, что меня никто не знает, ведь у меня нет этих самых слов. Лица любимые есть, а слов для них нет.