Алексей Порошин, цитаты

Отречься, отречься! Уйти, подбивая итоги. Стереть эту память. Из клеток, из мыслей, из вен. Допиться, добиться, достичь состояния грогги. Упасть на колени и жить, не вставая с колен. Не видеть, не слышать, не думать, роняя осколки иллюзий, аллюзий, коллизий, религий и вер. Забить по заряду в стволы проржавевшей двустволки и крикнуть: «К барьеру!», найдя подходящий барьер.
Отречься. Порвать все холсты, уничтожить эскизы, офорты, гравюры, наброски рисунков, картин. Все пьесы, ремарки, стихи, мизансцены, репризы. Завыть, заболеть, занедужить, уйти в карантин.
Отречься. Не помнить. Забыть, схоронить и забросить ключи и отмычки, все двери закрыв на замки. Разбить зеркала, отразившие свежую проседь. Напиться, надраться. В дрезину, в лохмотья, в куски. Нырнуть без оглядки в похмельную мутную пену, презрев осужденья, анафемы, сплетни, молву. Угаснуть, уйти, разоряя свой мир постепенно

Но ты же вернёшься?
А, значит, и я оживу.
...Я знаю, по правде, что это какой-то рок, что я, как обычно, до, ты, опять же, после, что я, как всегда, виновато пристроюсь возле твоих офигенно красивых и стройных ног, и медленно, по крупицам, как грустный ослик, приняв от любимой презренья немой урок,
спою тебе про перекрёсток семи дорог.
...Эх, плачет гитара, да песня совсем не в тон, и струны звенят жестянкой о гриф потёртый и голос, увы, не тот, и мотив ни к чёрту, и сам я не этот лоснящийся чемпион в каком-то давно забытом подвиде спорта, а он и накачен, и зол, и в тебя влюблён - ну, в общем, красив и желанен со всех сторон.
...Вы будете вместе, я знаю. На пару раз. Ты станешь последней шлюхой к исходу ночи, но будет не слишком нежным порнорабочий. Потом отрезвление, пара дежурных фраз, две-три смс-ки, в подарок дешёвый страз, потом наберёшь мой номер, потупив очи
И я поцелую слезинки из грустных глаз.