Алена Пузырькова, цитаты

Уже будто вечность без тебя
И я гасну как свечка, плачу, царапая веки жидким воском. Человек не может столько чувствовать, он просто сойдет с ума! Не удивительно, что мне всё хуже и хуже.
Во мне слишком много инородного, выедающего внутренности. Я давлюсь эмоциями, как сигаретным дымом, сдираю с себя кожу, оголяя нервы Тону в чернильной крови.
Вернись.
Вернись к себе, раз уж ко мне не можешь — потому что ты никогда не был моим. Я просто присвоила тебя как присваивают потерянные вещи и не возвращают, даже когда находится Хозяин. Одна радость — твоя Хозяйка сейчас тоже не с тобой.
Хочу тишины внутри себя. Чтобы заткнулись эти грёбаные мысли, не орали все хором. Место! Каждому — свое, обязательно не по размеру. Чтобы жизнь медом не казалась.
Кусаю губы, накручиваю волосы на пальцы и слова на предложения. Просто когда я думаю о тебе, мне становится больнее, но несоизмеримо слаще. И легче. И я уже могу принять правду: тебя нет. Тебя, по сути, никогда не существовало
Два конца от кольца, без детей, без молитв, без изъяна. Что мне с этой любви? Триста пут, соли пуд, ну или что там у нас по плану Наша жизнь как прогнившая жердь, как струна нагишом, заржавевшая старая плаха Когда в моей жизни все идет хорошо, то тебе направление — на хрен. А если где-то саднит или режет, стянет вдруг ребра, если тоска загибает и клонит к земле, бросается коброй Ты приходишь, пиковый король, нежно спросишь: «Ну, скажи, где болит?» Я отвечу: «Свали!» — прижимаясь к твоей груди.
Чашка чая, горячего, с привкусом боли. Ты так меня любишь, скажи, что даже чай теперь солишь? Встав на мысочки, носочки, цыпочки, ниточки, руками тебя — как путами, время — минутами. Родинки, пальчики, прикосновения, тихо, внимательно
— Ты бы простил, если я у тебя бы сейчас попросила прощения?
— Мой Одуванчик, все завтра, все завтра, родная. Сегодня это не обязательно.