Анна Рубинштейн, цитаты

черт не съест — сломает зубы
да и нет меня в меню
кто сказал, что жизнь — на убыль?
я еще повременю!
я умею быть нахальной
и отпетой сгинь, безрог!
на любой войне локальной
есть кюветы вдоль дорог
я залягу, как в окопе:
кто там первый под обстрел?
пусть ковчег утоп в потопе —
я покуда что у дел!
мой удел — не ваши списки
мой удел — мои дела
я рассталась по-английски,
но — еще не умерла!
Читать → нравится 2
Я не белая, не пушистая,А невзрачная и колючая.Как кошачья лапа — когтистая,И немыслимо невезучая.Не красавица и не умница,Не спортсменка, не комсомолка я За бродячих собак заступница,Неуступчивая и колкая.Недоверчиво насторожена,Дрессирована горьким опытом.Изнутри как лёд заморожена,Непуглива и небезропотна.Неспасённая Эвридика я,Но не хрупкая, а плечистая.Полувольная, полудикая Но в душе-то бело-пушистая Научите — как быть доверчивой,Горький опыт смывая сказками,Как вилять хвостом гуттаперчевым,Как отбеливать шкуру ласками.Шрамы мне забинтуйте бережно,Помогите забыть болевшее В старом доме с окном заснеженнымСоберу на память прошедшее:Целый ворох колючек ношеных,Недоверчивую доверчивость,Благодарность собак неброшенныхИ, конечно, хвост гуттаперчевый
Читать → нравится 1
— Давай опять с тобой поговорим о чём-нибудь предельно несерьёзном.
под утро ночь отходит от наркоза, сквозь первый петушиный сонный хрип стекает свет в подставленные окна, два рыцаря без страха и упрёка — коты — усердно метят пустыри
— Давай поговорим опять с тобой о чём-нибудь мучительно ненужном.
под утро ночь — как чай остывший в кружке, рассвет намёком в лужице рябой встречает первым облачные гребни, мешает голубиному молебну смешная воробьиная любовь
— Давай поговорим с тобой опять о чём-нибудь старательно забытом.
под утро ночь спешит, как Маргарита, ленивого возницу торопя, у западного ветра хлебный запах, и край земли небрежно нацарапан для тех двоих, которые не спят
Читать → нравится
И я устала от повторов драмы,
которой грош цена в базарный день,
сейчас страстям я предпочту пижаму,
уютный плед и тёплую постель.
А к чашке кофе — книжку, да попроще,
пустое чтиво, лучше ни о чём.
Прошло Ушло. Тоскливо
мокнет площадь
и вечер под уставшим фонарём.
А мне легко. А мне уже не больно,
а мне уже
А мне уже никак.
Останемся при личных колокольнях,
мой яростно любимый милый враг
Читать → нравится
Жизнь в пяти эпизодах
Детство
Боже, какая гадость — пенка на молоке
Манная каша — мерзость. Лука ошмётки в супе.
Страшные звуки ночью где-то на чердаке
И на картинке в книжке — Баба Яга на ступе.
Юность
Боже, какая гадость — стыдные волоски
Мамина шляпа — мерзость. Прыщик на подбородке.
Слёзы в подушку ночью, призрак моей тоски.
И причащенье взрослых — горькая рюмка водки.
Молодость
Боже, какая гадость — он не пришёл домой
Запах измены — мерзость. Пошлый белесый волос.
Страх одинокой ночи чёрною бахромой.
И телефонный зуммер тихо играет соло.
Зрелость
Боже, какая гадость — сети моих морщин
Мамина шляпа — мерзость. Стирка, кастрюли, дети.
Ночь, головные боли тенью иных причин.
И осознанье искрой — прожитые две трети.
Старость
Боже, какая гадость — список моих лекарств
Муки склероза — мерзость. Память о прошлом, ступор.
Боль превращает ночи в наипошлейший фарс.
Пенки. Прыщи. Измены. Стирка. И я — и ступа.
Читать → нравится
Лунный полтинник свалился из тучи
В цепкие руки неспящих деревьев.
Бродит ночами со мной мой попутчик —
От несчастливых любовей похмелье.
Мелочью звёздной забрали мы сдачу
С глупых покупок на старом вокзале,
И раскидали, в карманы не пряча,
В чёрные дыры — ночей зазеркалье.
Мы с ним не копим, а тратим беспечно
Деньги, надежды, друзей и недели.
Мой нелюбимый, не первый не встречный,
Мы под луной в синеву загорели
В горе и в радости я тебе ровня,
Как и не снилось супружеским парам.
Равно пристрастные к булочкам сдобным
Мы обожаем собак и гитары.
Пошлый ковёр, абажуры и чашки —
Пыльные тюрьмы с пожизненным сроком.
Неодержимость уютом домашним
В списках похвальных моих непороков.
Быть нелюбимою многого стоит
Мне наплевать на готовку и глажку.
Но не дают по ночам мне покоя
Пошлый ковёр, абажуры и чашки
Читать → нравится
в междурамье — застрявшая с вечера чёрствая ночь
дотянуть до утра, дотащить, донести, доволочь
по зыбучим пескам, по болоту, по рваному рву
эту кожу, в которой живу
огрубевшая, хрупкая, слишком непрочная для
сохранения жизни, опущенной ниже нуля
уязвимая, стёртая в ветошь по жёсткому шву
эта кожа, в которой живу
не змеиная шкура, не панцирь, не чёрный хитин
ей не скажешь — тянись же, паскуда, не скажешь — расти
не подсадишь по-новой, как сбитую снегом траву
эту кожу, в которой живу
до последнего дюйма внатяг, в корке трещин, в узлах
на излом — догола, по горелому краю — дотла
дотяну до утра, дотащу, донесу
и сорву
эту кожу, в которой живу
Читать → нравится
Я уеду – ты останешься.
Ты рукой ко мне потянешься –
А меня уже там нет –
Только воздух, только свет,
Только блики, только токи,
Да разорванная сеть...
Ах, какой ты одинокий –
Любо-дорого смотреть. (Екатерина Горбовская)Ты останься — я уеду.
А иначе быть не может
Пусть отпразднует победу
та, что ближе и моложе.
Я уеду — ты останься,
отдышись и успокойся.
На последние сеансы
допускают только взрослых,
только бывших, только битых,
только знавших толк в изменах
Мы с тобой бесспорно квиты
и предельно откровенны.
Мы с тобой так благородны,
так взаимно безупречны
Я уеду на свободу.
Ты останешься — навечно.
Читать → нравится
"Сезон дождей закроет мокрый снег.
Ресницы, тяжелея, встрепенутся.
А где-то одинокий человек
окурок вдавит в треснутое блюдце."
"смелеют птицы" – Тина НезелёнаяСезон закрыт
Cмелеют птицы, боль мою воруя.
Сезон закрыт.
Врачует белый снег
следы от незаживших поцелуев
А где-то одинокий человек
окурок вдавит в треснувшее блюдце,
остатки дыма смахивая зло.
Предснежное смешное безрассудство
- простуженных дождинок ремесло —
подскажет мне простить,
подставив щёку,
принять любя предательский удар
Сезон разлук покроет снег глубокий,
полёт синиц мне назначая в дар.
Читать → нравится
пусть не будет ни слов, ни уютной спальни,
ни спокойного сна на мужском плече,
пусть не будет побед — ни больших, ни малых,
пусть не кончится эта война ничем,
пусть не будет ни стопки со сладким ядом,
ни колючих укусов не сбытых мечт,
пусть не будет «хочу», «не могу» и «надо»,
пусть не будет умения всё уметь,
пусть не будет ни шаха, ни рокировки
и ни пешек, предавших своих ферзей,
пусть не будет ни сыра из мышеловки,
ни задравших бесед о добре и зле,
пусть не будет ни встреч, ни дорог,
ни смысла и ни поисков смысла в других мирах,
пусть не будет ни тех, что бегут по-крысьи,
и ни тех, что всегда говорят «пора»,
пусть не будет ни радости, ни печали,
пусть не будет никто никогда ничей
пусть не буду я плакать в чужой мне спальне
на горячем чужом мне мужском плече
Читать → нравится
серое
За выбор выжить любой ценой
ты часто платишь несоразмерно,
ты веришь в святость пропорций, но
пьянчужкой дремлет беда под дверью,
и ты, шагая через порог,
опять споткнёшься, ругнёшься матом
и выйдешь в утро — серым-серо —
один из многих, персона грата,
персона «wanted» (поймать живым,
достать из мёртвых — всё, как обычно)
Привычным жестом вскрывая швы,
что так похожи на ряд кавычек,
ты будешь гордо идти вперёд,
почти свободный, похмельно-мятый
И будет утро — серым-серо,
одно из многих. Почти бесплатно.
Читать → нравится
всё, что прошу
всё, что я знала, не стоит сейчас ни гроша
всё, что я знаю: так больно, что кажется — слепну
всё, что прошу — дай уйти, не держи, не мешай
дай мне внести в безрассудность посильную лепту
всё, что ты знал обо мне, постарайся забыть
всё, что ты знаешь сейчас — постарайся запомнить
всё, что прошу — дай мне силы влюбляться в любых:
жадных, свободных, недобрых, чужих, вероломных
всё, что мы знали с тобой о любви, ни к чему
всё, что не знали, уже никогда не узнаем
всё, что прошу — отпусти
отпущенье приму
глупеньким сердцем с надколотым стёршимся краем
Читать → нравится
сигарета, кофе — утро
сигарета, виски — вечер
мне бы их не перепутать
мне бы их очеловечить
утром — кофе и взбодриться
виски вечером — и плакать
мне бы помнить дни и лица
мне б забыть слова и знаки
словно вечер кофе
чёрен
утро карее, как виски
мне бы спать в ночном
дозоре
мне бы жить, не зная
истин
кофе утренний катарсис
виски вечером — нирвана
мне бы выжить в пошлом фарсе
мне бы пасть на поле
брани
утром кофе — let my people
виски вечером — don’t
worry
мне навыться бы до хрипа
мне бы наслаждаться
горем
мне бы пить свой виски
утром
крепкий кофе пить бы на ночь
чтобы можно было
спутать
где — катарсис, где —
нирвана
Читать → нравится
время прощаться и ставить диагнозы:
неизлечимы –
а, значит, слабы...
поздно – «боржоми»...
и кровь на анализы –
поздно... немыслимо поздно, увы..
любовная лирика – Аманда Моррис
По живому
блёклая рана.
шипящая перекись.
и по живому, по ждущему — снег.
выжжено всё - чем жилось, во что верилось
но я из праха в когда-той весне
выйду живой,
несмотря на диагнозы.
выгрызу.
выползу.
выпрошу свет.
снова поверю
- уже безнаказанно —
в неисполнимость жестоких примет.
поздно — «боржоми»
и водка невовремя.
на сердце — накипь.
и, может быть, — смерть.
лишь зашипев, изо льда — да и в полымя.
плакать.
не жить.
не желать.
не иметь.
вдоль милосердия —
яростно,
скальпелем.
бритвой по боли
- вот так —
поперёк.
прямо на осень
неспешно
по капельке
падает ржавый ненужный зверёк.
надо прощаться?
прощать?
не ко времени.
боль излечима,
а значит — слаба.
встречу кого-то в другом измерении.
вычищу раны.
припомню слова.
Читать → нравится
это
это как вид на большой перекрёсток сверху
это как след от воды в неотмытой вазе
это как надпись «выход» принять на веру
это как поиски смысла в негромкой фразе
это как инь и янь на крыле сорочьем
это как шрам от пилы на запястье дуба
это как взгляд за окно в полвторого ночи
знать что тебя не любят
Читать → нравится
мы были неразменным целым
мы были безраздельным морем
мы просто были были были
вдвоём одни на всей земле
мы доходили до предела
в своём желании оспорить
предощущение бессилья
и неотмеренности лет
мы были так неосторожны
мы были так непобедимы
мы совпадали до смешного
в уменье странного желать
мы жили прирастая кожей
сплетаясь сигаретным дымом
мы понимали с полуслова
неутолимые тела
мы были слишком неразлучны
мы были слишком откровенны
мы отдавали слишком много
не вспоминая о цене
но мы устав друг друга мучить
освободили наших пленных
мы два негромких монолога
о непроигранной войне
Читать → нравится
Взрослеть — унылая пора
Ну, типа, осень, только хуже.
Штрихи колючего пера
чуть реже по бумаге кружат,
чуть больше талии охват, чуть суше губы, твёрже взгляды,
чуть злее смех,
чуть громче мат,
чуть толще слой губной помады
Чуть-чуть весомее грехи,
чуть-чуть заметнее огрехи.
Чуть-чуть печальнее стихи,
чуть-чуть ободранней доспехи
Да, видно, время повзрослеть
пришло ко мне — как к прочим многим.
Но третью выданную треть
я начинаю без тревоги.
Ещё смеюсь и матерюсь,
ещё пишу, дышу, воюю.
Ещё в глаза врагу смотрю,
ещё люблю, грешу, целую
Ещё не кончена игра —
ну, типа, ищущий обрящет.
Взрослеть — чудесная пора,
я буду — больше, лучше, чаще.
Читать → нравится
Попадряблик и Облакат
Я сложила из газеты кораблик
под мотивчик из новеллиных строчек,
вдруг откуда ни возьмись — Попадряблик
с Облакатом* Засудить меня хочут!
Почему, мол, из вчерашней газеты
я сложила незаконно плавсредство?
У Матвеевой украла, мол, это,
не спросясь у получивших наследство
Почему — корабль? Не яхту, не плотик
Почему опять газета несвежа?
Правдолюбцев лихоманка колотит —
Тут недолго до болезни медвежьей
Так и бьются супротив плагиата,
прытью так на бандерлогов похожи
А кораблик из газеты измятой
всё плывёт, людские души тревожа.
Он везёт по синю морю кораллы,
отпуская навсегда черепашек
А Новелла, улыбаясь устало,
нам с кораблика приветливо машет Попадряблик и Облакат - маленькие такие, злобные, вроде троллей, только противней. Водятся вблизи поэтов. Вредны, но не опасны.
Читать → нравится
Хрупко зыбки миражи
Хрупко зыбки миражи
Нестабильна мира жизнь
Но опять восходит солнце
Сквозь цветные витражи
Неокончена борьба
Неизведана судьба
Но пока свободно место
У расстрельного столба
Недописаны стихи
Незамолены грехи
Но пока не гонят стадо
К живодеру пастухи
Нераспаханы поля
Незасеяна земля
Но наивно рада жизни
На Земле любая тля
Заплатили палачу
Будет больно — закричу
Но сквозняк в моей темнице
Не задул еще свечу
Жизнь на смерть обречена
По Земле ползет война
Но на старенькой гитаре
Крепко держится струна
Я твой враг и ты мой враг
Реет гордо черный флаг
Только греет почему-то Нарисованный очаг
Никого жалеть нельзя
Все из грязи — да в князья
Но плечом к плечу как прежде
По судьбе идут друзья
Плачем горю не помочь
Прогони печали прочь
И скажи судьбе спасибо
За разлуку и за ночь
За несыгранную роль
За испытанную боль
И за то, что ты по жизни
Не такой уж полный ноль
Читать → нравится
Необязательно использовать строку?
Но сумерки меняют очертанья
И седина, прильнувшая к виску,
Укроет снегом давние желанья
Необязательно использовать строку —
Но ветвь берёзы бьётся, словно локон,
И ветреному следуя броску,
Меня ударит, будто ненароком
Необязательно использовать строку
Но вечер нам расстелeт покрывало
И перемелет в мелкую муку
Всё то, что днём нам так любить мешало
Необязательно использовать строку.
Но тёплый свет нам тьма процедит в окна,
И мы, поверив хрупкому стеклу,
В надежде на прощение умолкнем
Необязательно использовать строку!
Но «я хочу» сильнее, чем «я должен»,
И «прислонясь к дверному косяку"*,
Я стану в синих сумерках моложе
Необязательно Я знаю. Но строка
Так судорожно рвётся на свиданье!
И, лунного отведав молока,
Я в сумерках меняю очертанья
Читать → нравится