Анна Рубинштейн, цитаты

Хрупко зыбки миражи
Хрупко зыбки миражи
Нестабильна мира жизнь
Но опять восходит солнце
Сквозь цветные витражи
Неокончена борьба
Неизведана судьба
Но пока свободно место
У расстрельного столба
Недописаны стихи
Незамолены грехи
Но пока не гонят стадо
К живодеру пастухи
Нераспаханы поля
Незасеяна земля
Но наивно рада жизни
На Земле любая тля
Заплатили палачу
Будет больно — закричу
Но сквозняк в моей темнице
Не задул еще свечу
Жизнь на смерть обречена
По Земле ползет война
Но на старенькой гитаре
Крепко держится струна
Я твой враг и ты мой враг
Реет гордо черный флаг
Только греет почему-то Нарисованный очаг
Никого жалеть нельзя
Все из грязи — да в князья
Но плечом к плечу как прежде
По судьбе идут друзья
Плачем горю не помочь
Прогони печали прочь
И скажи судьбе спасибо
За разлуку и за ночь
За несыгранную роль
За испытанную боль
И за то, что ты по жизни
Не такой уж полный ноль
Жизнь в пяти эпизодах
Детство
Боже, какая гадость — пенка на молоке
Манная каша — мерзость. Лука ошмётки в супе.
Страшные звуки ночью где-то на чердаке
И на картинке в книжке — Баба Яга на ступе.
Юность
Боже, какая гадость — стыдные волоски
Мамина шляпа — мерзость. Прыщик на подбородке.
Слёзы в подушку ночью, призрак моей тоски.
И причащенье взрослых — горькая рюмка водки.
Молодость
Боже, какая гадость — он не пришёл домой
Запах измены — мерзость. Пошлый белесый волос.
Страх одинокой ночи чёрною бахромой.
И телефонный зуммер тихо играет соло.
Зрелость
Боже, какая гадость — сети моих морщин
Мамина шляпа — мерзость. Стирка, кастрюли, дети.
Ночь, головные боли тенью иных причин.
И осознанье искрой — прожитые две трети.
Старость
Боже, какая гадость — список моих лекарств
Муки склероза — мерзость. Память о прошлом, ступор.
Боль превращает ночи в наипошлейший фарс.
Пенки. Прыщи. Измены. Стирка. И я — и ступа.