Иосиф Бродский, цитаты

Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.
Читать → нравится 5
Знаю по своему опыту, что чем меньше информации получает твой мозг, тем сильнее работает воображение.
Читать → нравится 5
— А что ты понимаешь под любовью?
— Разлуку с одиночеством.
Читать → нравится 5
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.
Читать → нравится 2
Когда устанешь от бесконечного самоанализа, позвони мне. Потанцуем.
Читать → нравится 2
Почему без миллионов можно?
Почему без одного нельзя?
Читать → нравится 1
Умеющий любить умеет ждать.
Читать → нравится
Как хорошо, что некого винить.
Как хорошо, что ты ни кем не связан.
Как хорошо, что до смерти любить.
Тебя никто на свете не обязан.
Читать → нравится 4
Жизнь учит нас цинизму. И главное - не научиться ему.
Читать → нравится
— А что ты понимаешь под любовью?
— Разлуку с одиночеством.
Читать → нравится
Бывает лед сильней огня, зима — порой длиннее лета,
Бывает ночь длиннее дня и тьма вдвойне сильнее света.
Бывает сад громаден, густ, а вот плодов совсем не снимешь,
Так берегись холодных чувств, не то, смотри, совсем застынешь.
Читать → нравится 3
Старайтесь быть добрыми к своим родителям. Если вам необходимо бунтовать, бунтуйте против тех, кто не столь легко раним. Родители — слишком близкая мишень; дистанция такова, что вы не можете промахнуться.
Читать → нравится 2
Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать.
На Васильевский остров
я приду умирать.
Твой фасад темно-синий я впотьмах не найду.
между выцветших линий
на асфальт упаду.
И душа, неустанно
поспешая во тьму,
промелькнет над мостами
в петроградском дыму,
и апрельская морось,
над затылком снежок,
и услышу я голос:
— До свиданья, дружок.
И увижу две жизни
далеко за рекой,
к равнодушной отчизне
прижимаясь щекой.
— словно девочки-сестры из непрожитых лет,
выбегая на остров,
машут мальчику вслед.
Читать → нравится 2
Книга является средством перемещения в пространстве опыта со скоростью переворачиваемой страницы.
Читать → нравится 2
Тюрьма — недостаток пространства, возмещенный избытком времени.
Читать → нравится 2
Человек привык себя спрашивать: кто я? Там, учёный, американец, шофёр, еврей, иммигрант А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?
Читать → нравится 1
Я нисколько не верю, что все ключи к характеру следует искать в детстве. Три поколения русских жили в коммунальных квартирах и тесных комнатах, и когда наши родители занимались любовью, мы притворялись спящими. Потом была война, голод, погибшие или искалеченные отцы, огрубевшие матери, официальное вранье в школе и неофициальное дома. Суровые зимы, уродливая одежда, публичное вывешивание наших мокрых простынь в лагерях и принародное обсуждение подобных дел. Потом над лагерем взвивался красный флаг. Ну и что?
Читать → нравится 1
Нет, мы не стали глуше или старше,
мы говорим слова свои, как прежде,
и наши пиджаки темны все так же,
и нас не любят женщины все те же.
И мы опять играем временами
в больших амфитеатрах одиночеств,
и те же фонари горят над нами,
как восклицательные знаки ночи.
Живем прошедшим, словно настоящим,
на будущее время не похожим,
опять не спим и забываем спящих,
и так же дело делаем все то же.
Храни, о юмор, юношей веселых
в сплошных круговоротах тьмы и света
великими для славы и позора
и добрыми — для суетности века.
Читать → нравится 1
Вот, смотрите, кот. Коту совершенно наплевать, существует ли общество «Память». Или отдел идеологии при ЦК. Так же, впрочем, ему безразличен президент США, его наличие или отсутствие. Чем я хуже этого кота?
Читать → нравится 1
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но неважно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить, уже не ваш, но и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях;
я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих;
поздно ночью, в уснувшей долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне --
как не сказано ниже по крайней мере --
я взбиваю подушку мычащим «ты»
за морями, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты,
как безумное зеркало повторяя.
Читать → нравится 1