Ксения Никитина, цитаты

Она редко играет в жертву: ей жертвенность не к лицу.
По субботам она красит губы помадой алой.
Рядом с ней и тебе, хулигану и подлецу,
Быть на сотую долю мгновения хочется ближе к раю.

Ты всегда ей грубишь, язвительно-сгоряча
Забывая о рамках, приличиях этикета.
Она видит в тебе разбойника-сорванца
Для которого разницы нет, лишь бы выплеснуть пыл свой где-то.

Эти грани хрупки, как хрупок фарфор, хрусталь.
Сам того не поняв, ты ищешь в ней все ответы:
У нее с поволокою грусти по вечерам глаза
Что, когда она счастлива, светлы, как в марте небо.

И ты душу готов продать, лишь бы быть с ней рядом
Притяжение тянет, как тянет магнит железо.
Почерпнуть в ее тайнах священный кусочек рая,
Всем своим существом быть ей нужным, родным, полезным.

Алгоритм сбивается с ритма: ее числу
Нет в системе подобных - об этом нельзя не знать.
Сильным женщинам жертвенность, слабость - не есть к лицу
И мужчина с ней рядом сильней должен быть под стать.
а потом мы с тобой все же встретимся. и неважно
на том свете ли, этом - важно, что встрече быть.
если б бог дал нам шанс с тобою встречаться чаще
вряд ли мы равносильно могли этот дар ценить;

а потом будет воздух. морозный, слегка игривый
обжигая нам губы, он в небо уйдет, как пар.
словно ноты души - знакомые нам мотивы
мы услышим в груди. и все. это есть финал.

а потом мне привидится (в странном прощальном вальсе)
чья-то тень у стены, с затылком твоим. и я
нарушая всю слаженность, снова начну пытаться
возвратить невозможное чтоб на круги своя.

тень исчезнет со светом свечи на одном из окон
появлением своим рассеяв тяжелый мрак
неуверенно, тяжко, сбиваясь дыханием, робко
я смогу только вымолвить в воздух немое "как"

тишина поглотит каждый звук, словно капля чашу
переполнит до края, где край есть умение жить.
а потом мы с тобой все же встретимся. и неважно
на том свете ли, этом - важно, что встрече быть.
Это очень обидно - уйти, не прощаясь, но
При таком раскладе - нагрузка на сердце - легче.
Эта истина жизни известна уже давно:
Зачастую чем выше ноты, звучание этюда - резче.

Так и мы разрываемся - тысячей чувств-октав
Там, где тонко, - пугаемся, строим стену.
И смиряемся с тем, что любимыми нам не стать
И что хуже того, начинаем в то свято верить.

Во что веришь, то будет - но как же обидно знать
Что твои только страхи нас подтолкнули к краю
К окончанию партии, где с пропасти той упав
Мы циничней и жестче, черствее и скрытней стали.

Если б взять и открыться, себя распахнуть повдоль
И сказать все как есть, прислушавшись к зову сердца
Было б можно прогнать, и, возможно, извлечь ту боль
Что мешает в объятиях друг друга нам вечерами греться.

Но все снова по кругу, и круг тот порочен - ведь
Кто закован в свой страх, подвластен его бездействию.
Чтобы греться в руках, и руки любимым греть -
Поступай, не боясь, по зову и воле сердца.