Наташа Ильичёва, цитаты

Новогодний Ёж. Лесная сказкаКакой у снега странный, вкусный запах!
И цвет прозрачно — светел и хорош!
Неловкий на своих коротких лапах,
В сугробы длинным носом тыкал Ёж.
И слизывал снежинки осторожно
На мордочке — живейший интерес:
Покрыт безвкусной массою творожной,
Красив и непривычен зимний лес!
Безмолвен. Все попрятались зверушки,
И, видно, надвигается метель.
Сосульками покрылись нос и брюшко,
Скорее в нору, в тёплую постель!
Но долог и нелёгок путь обратно,
Передохнул минуту на ходу.
Как глазки закрываются приятно!
«Я не усну. Я встану. Я дой ду »
Метель, оставив снежные заносы,
Ушла. А из сугроба, чуть дрожа
Виднелся только чёрный кончик носа
Замёрзшего, усталого Ежа.
Он крепко спал. Вокруг — покой и нега,
Цветные сны кружили не спеша,
И тихо улетала из-под снега
Колючая ежиная душа
Открыл глаза: а, может, это снится-
Над лесом, возвышаясь в полный рост
Его на тёплой держит рукавице
Лукаво улыбаясь, Дед Мороз.
Как ежи отменили зимуЕжиный клан проблему обсуждает:
К исходу дней осенних — вот дела!
Какая-то Ежиха молодая
Не вовремя детишек родила.
Они сопят и плачут еле слышно,
Беспомощные, прячутся под мать.
А старики гадают: как так вышло,
И что, в конце — концов, предпринимать?
Придёт Зима с весёлым снежным хрустом,
Сугробы скроют норы без следа.
Ежихе глупой (чтоб ей было пусто!)
Не выходить потомство в холода.
А Осень собирала чемоданы,
Оставить пост готовилась уже,
Как в дом её негаданно — нежданно
Явилась делегация Ежей.
Неловко потоптались у порожка
И поклонились: «Ты уж нас прости,
Но задержись, родная, на немножко,
Чтоб малышня успела подрасти.
Нам времени всего-то нужно малость,
Чтоб выросли иголки у Ежат.»
Расчувствовалась Осень и осталась,
С тех пор края бесснежные лежат.
А в декабре деревья дали почки
Дочурке на ночь сказку расскажи,
Как, попросив у Осени отсрочку,
Сезона ход нарушили Ежи.
Какие-то странные сны Мне снится туман на опушке лесной,
Я чувствую запах грибов и малины.
Во сне я живу под огромной сосной-
Я - Ёж с любознательной мордочкой длинной.
Весь день, по делам неотложным кружа,
Сердито соплю на неровных дорожках.
Как много заботы в лесу у Ежа!
Я так устаю на коротеньких ножках
Опавшие листья на спинке несу,
Чтоб зимнюю нору устроить с уютом,
В клубок собираюсь, заметив лису,
Тревожны и редки покоя минуты!
А если усну на пожухлой траве,
То странные сны в голове проплывают:
Как будто живу я в квартире в Москве,
Спускаюсь в подземку и езжу в трамвае.
Хожу на работу, на рынок, в кино,
Ношу водолазку и джинсы в обтяжку,
Курю сигареты, смакую вино,
И люди меня называют Наташкой.
Где сны, где реальность — уже не поймёшь,
Но ночью еловый преследует запах,
Я снова в лесу. Я - старательный Ёж,
Бегу по тропинке на плюшевых лапах
Баллада о принце. Он Принцем был (обычный Принц — из грёз),
Туманный взор и резко-тонкий профиль.
Он ей стихов Вийона сборник нёс,
Она несла капусту и картофель.
Изящный, как бамбуковая трость,
Причудливо — изысканны манеры,
Читал стихи, она вбивала гвоздь
В оторванную дверцу шифоньера.
Он томно обнимал гитарный гриф
И пел романс о чувственном экстазе.
Она же, сигарету прикурив,
Паяла продырявившийся тазик.
Он Принцем был — от лаковых штиблет
До аромата ландыша с корицей.
Завидовали бабы паре вслед:
«Являются же к некоторым принцы!»
А вот она Принцессой не была,
И тем понятней смена фаворита:
На кухне занял место у стола
Мужчина молчаливый и небритый.
Он водку пил и Лорку не читал,
Не мог свистать лирические трели,
Зато имел стабильный капитал,
И знал, что делать с лобзиком и дрелью.
А Принц ушёл. Куда — не всё ль равно?
Ведь где-нибудь печальная девица
С тоской глядит в открытое окно
И ждёт его, загадочного Принца.
Обиделся ежик — смешной,
лопоухий А, в общем-то вышла обычная штука —
Он просто попал под горячую
руку, когда возвратился
хозяин не в духе.
Колючий клубок прошуршал
по прихожей, и в угол забился,
как в тёплую нору.
Мордашку склонил с
молчаливым укором А,
впрочем, забавен обиженный
ежик!
Сопит и косит антрацитовым
глазом, от тяжкого вздоха
вздымается спинка.
И, вроде бы, мелкая с виду
скотинка, а тоже имеет и
чувства, и разум!
Возможно, трагедия станет
уроком, но трудно понять
бессловесному зверю,
Что может хозяин, которому
верил, без всякой причины
обидеть жестоко.
Топтался в углу, провоцируя
жалость, в пыли извозился по
самые уши.
Чихнул и зафыркал, как кошка
под душем Хозяина сердце
от нежности сжалось.
Он взял аккуратно сердитого
друга, погладил по брюшку, по
бархатной коже.
«Прости меня » Глянул
доверчиво ежик и носом
потёрся о тёплую руку.
Мама вышла замужМоей любимой племяннице-крестнице АлинеА мама вышла замуж — Бога ради!
Одной, конечно маме было трудно.
И в ЗАГСе ты шагнула смело к дяде
И папой назвала его прилюдно.
Кто знает, что ты думала при этом,
Вместив в сердечко детское отвагу,
И, право же, не нужно быть поэтом,
Чтоб всё понять и вылить на бумагу.
Для смелого поступка есть причины,
Душа надежду робкую питала —
Как в доме не хватало вам мужчины!
Вам с мамой очень папы не хватало.
Вдвоём вы спали на одной подушке,
Туманились от слёз у мамы глазки.
Ходили в дом замужние подружки
И о мужьях рассказывали сказки.
А мама забивала гвозди лично,
Вворачивала лампочки в плафоны,
И убеждённо: «Всё у нас отлично!»
Лгала кому — то в трубку телефона.
Ну, а потом кидала трубку на пол,
Сжимала губы тонкие упрямо.
А ты молилась: «Боже, дай нам папу,
Чтоб перестала ночью плакать мама!»
Ну вот — сбылось! И мама в платье белом.
На прошлом можно смело ставить точку.
И дядя подошёл к тебе несмело,
Смутился и сказал тихонько: «Дочка!»