Оксана Кесслер, цитаты

Шуршала осень. Билась ночь о тротуар дождливым степом.
Они сидели молча. Врозь. Она пыталась греться пледом,
А он курил, смотрел в окно, и посмотреть в глаза не мог ей,
Когда-то женщине родной, теперь — чужой и одинокой,
К которой он пришел, как гость, пришел со стуком, без ключей, и,
как камнем бросил «не срослось»," я ухожу», «прошу прощенья»,
«так получилось, ты пойми, ведь, знаешь, сердцу не прикажешь»,
Он говорил и говорил и по душе водил, как сажей,
Как саблей по вискам рубил, как молотками по запястьям:
«Она другая»."Полюбил». «Прости, бывает. Я с ней счастлив»
И мог назвать бы сто причин и оправдаться перед ней, но
Вдруг воздух сделался ничьим и даже, будто, тяжелее —
Она молчала. Так молчат, когда у горла сталь щекочет —
Она смотрела, как стоят у двери маленькие дочки
И ни-че-го ему в ответ. Он уходил тяжелым шагом
Молчала женщина в окне, а на руках любовь держала
Кроссовки и каблуки.
Февраль на краю. Теперь говорят стихи. Коты распеваются. Нервы на грани сбоя.
Ты знаешь, я обожаю, когда нас двое. Когда в коридоре кроссовки и каблуки
на лаковых туфлях вплотную друг к другу так, как будто бы мы стоим беспредельно рядом,
как ровные, строгие в чётком ряду солдаты, и даже сердца отбивают синхронный такт.
Я очень люблю не слышать, что я несу, как пальцы дрожат, поднеся к сигарете спички.
Я очень люблю замечать за собой привычку вплетаться в твой голос, как ленту плетут в косу.
Я очень люблю не смотреть на часы, когда сегодня суббота и можно не торопиться
Глотать «до свиданья» как острые злые спицы, как острые злые спицы тоску глотать.
Февраль на краю. Ведома к тебе весной — так пьяных ведут подмышки к ближайшей лавке.
Ты знаешь, вот если б к любви выдавали справки, я точно была бы самой из всех больной.