Цитаты в теме «память», стр. 2

Ярослава Мациевская
6 цитат
Автора этих строк не стало 28.03.2012 Светлая ей память
Не пугайте меня преисподней:
Я прописана там постоянно.
Я зачем-то проснулась сегодня
И подумала: скоро завяну.
Не пугайте меня преисподней,
Я с Высоцким там встречусь, наверно,
Ведь поэтам в аду — посвободней!
Только кормят там, видимо, скверно
Вспоминают былые потери,
Упрекают в количестве водки,
Там чечётка в свободной манере
Исполняется на сковородке!
Не пугайте меня преисподней,
Хоть сумой, хоть тюрьмой — но не бездной!
Коль на то будет воля Господня —
Мне Цветаева крикнет: «С приездом!»
Я её от души расцелую:
Как с тобой мы, Марина, похожи,
Как люблю я тебя — вот такую!
Ты не встретилась раньше мне, что же?
Не пугайте меня преисподней!
Мне и этого мира довольно.
Одиноко и пусто сегодня,
Но почти что не больно. Не больно.
Сверхъестественное
TV, 713 цитат
— Я был там не четыре месяца.
— Что?
— Это здесь четыре, а там время тянется совсем иначе. Четыре месяца идут за сорок лет.
— О, Боже!..
— Они меня резали и рвали так, что живого места не оставалось Но я становился единым целым. Как по волшебству, чтоб начать снова. А в конце дня, в конце каждого адова дня, Аластар приходил ко мне. Каждый день И предлагал выход. Он предлагал мне сделку. Мои пытки прекратятся, если я сам стану палачом. И каждый день я посылал его. Каждый день я вспоминал свет солнца Целых тридцать лет Но потом я сломался, Сэмми. Я не смог И дал свое согласие. Прости, Господи, я сам стал драть их на куски! Я потерял счет этим Этим несчастным
— Дин, но ведь ты продержался целых тридцать лет, кто бы ты ни был
— Эта память Она всегда со мной. Если бы я мог не чувствовать, Сэмми! Если бы мог послать все чувства к черту!..
Виктория Токарева
53 цитаты
«Люди через сто лет будут жить лучше нас». Так говорили Астров, Вершинин, Михаил Полознев, Тузенбах. Видимо, сам Чехов тоже так думал
Через сто лет — это сейчас. Сегодня. Тогда были девяностые годы девятнадцатого века. Сейчас — двадцатого. И что же произошло за сто лет?
Сегодняшний Вершинин выходит в отставку. Армию сокращают. Тузенбахи вывелись как класс. Исчезло благородное образованное офицерство. Соленый вступил в общество «Память». Ирина и Маша пошли работать. Они хотели трудиться до изнеможения? Пожалуйста. Этого сколько угодно.
В Москву не переехать — не прописывают. Только по лимиту.
А мы, сегодняшние, смотрим в конец девятнадцатого века и ностальгируем по той, прежней жизни, по барским усадьбам, белым длинным платьям, по вишневым садам, по утраченной вере »"Я есть, Ты есть, Он есть "