Цитаты в теме «волшебство»

Холм одного дерева
TV, 247 цитат
Многие не видят, что мы живем в паутине чудес, соединенной серебряными нитями случайностей и обстоятельств. Я знал, что так будет. И вот, что я думаю, мы начинаем понимать волшебство. Мы рождаемся с вихрями, пожарами и кометами внутри нас. Мы рождены, чтобы петь, как птицы, читать узоры облаков и видеть судьбу в песчинке, а потом, засушивая свои души, мы теряем эту магию. Мы отстраняемся от нее, ругаем, изгоняем ее, становимся такими правильными, рациональными и ответственными. Говорят, веди себя прилично. И, знаете, почему так говорят? Те, кто так говорят, боятся нашей раскованности, потому что, отказавшись от магии, они ощущают стыд и печаль оттого, что сами потеряли ее. После того, как вы уйдете от нее далеко, вы не сможете ее вернуть. Возможны только мгновения, осознать и вспомнить.
Сверхъестественное
TV, 713 цитат
— Я был там не четыре месяца.
— Что?
— Это здесь четыре, а там время тянется совсем иначе. Четыре месяца идут за сорок лет.
— О, Боже!..
— Они меня резали и рвали так, что живого места не оставалось Но я становился единым целым. Как по волшебству, чтоб начать снова. А в конце дня, в конце каждого адова дня, Аластар приходил ко мне. Каждый день И предлагал выход. Он предлагал мне сделку. Мои пытки прекратятся, если я сам стану палачом. И каждый день я посылал его. Каждый день я вспоминал свет солнца Целых тридцать лет Но потом я сломался, Сэмми. Я не смог И дал свое согласие. Прости, Господи, я сам стал драть их на куски! Я потерял счет этим Этим несчастным
— Дин, но ведь ты продержался целых тридцать лет, кто бы ты ни был
— Эта память Она всегда со мной. Если бы я мог не чувствовать, Сэмми! Если бы мог послать все чувства к черту!..
Оскар Уайльд
641 цитата
«Любовь, что таит своё имя» — это в нашем столетии такая же величественная привязанность старшего мужчины к младшему, какую Ионафан испытывал к Давиду, какую Платон положил в основу своей философии, какую мы находим в сонетах Микеланджело и Шекспира. Это все та же глубокая духовная страсть, отличающаяся чистотой и совершенством. Ею продиктованы, ею наполнены как великие произведения, подобные сонетам Шекспира и Микеланджело, так и мои два письма, которые были вам прочитаны. В нашем столетии эту любовь понимают превратно, настолько превратно, что воистину она теперь вынуждена таить свое имя. Именно она, эта любовь, привела меня туда, где я нахожусь сейчас. Она светла, она прекрасна, благородством своим она превосходит все иные формы человеческой привязанности. В ней нет ничего противоестественного. Она интеллектуальна, и раз за разом она вспыхивает между старшим и младшим мужчинами, из которых старший обладает развитым умом, а младший переполнен радостью, ожиданием и волшебством лежащей впереди жизни. Так и должно быть, но мир этого не понимает. Мир издевается над этой привязанностью и порой ставит за нее человека к позорному столбу.