Терёхин Владимир Геннадьевич, цитаты

Но эта вдруг накатившая грусть не проходит и вспоминается детство, такое хрупкое, крохотное и беззащитное детство, но от этого оно становится ещё ближе мне и дороже, да и у других тоже было такое, наверное ...Погост, и три креста стоят,
Три бабушки мои родные.
И словно на меня глядят
Их старческие лики, как живые.
Их руки гладят мне лицо,
Их руки почерневшие в работе.
И знают эти руки, как же тяжело
Творить добро, не думая о славе и почёте.
Три женщины, три жизни, три судьбы -
Война, разруха, «безмужичье», голод,
И верстовые чёрные столбы,
Эпохи той суровый мрачный холод.
Воспоминания и эти одинокие кресты
Всё, что осталось у меня от детства.
Три женщины, три жизни, три судьбы –
И скорбь моя, и от печали средство.
Болит душа, и три креста стоят,
Напоминание о счастье и веселье.
И сердце, этой памятью живя,
Оттаяло, как в вешние капели.
И зазвучали звонко бубенцы,
Как в тот уже далёкий день весенний.
Три женщины, три жизни, три судьбы -
И боль моя, и от беды спасенье.
Когда человек молод, он думает о будущем и строит грандиозные планы, а когда человек уже не молод, он вспоминает прошлое, анализирует его, и с констатацией, ожидает наступающие события, понимая, что изменить их практически невозможно, даже за очень большие деньги, и даже очень желая этого, т.к. итог неизбежен и неотвратим ...Свеча горела на ветру,
Зажжённая свеча горела.
И в этом пламени пылающей свечи
Моя душа уже почти совсем истлела.
А капли той растаявшей свечи
Стекали, как непрошенные слёзы.
И застывали на порывистом ветру,
Как в зимние трескучие морозы.
И вереницы промелькнувших лет,
Как мотыльки над той свечой летали.
И свои крылья, опалив,
Тихонько и безмолвно умирали.
Развеялись, как утренний туман,
Уже не совершённые поступки.
И гороскопа неожиданный обман
Свершился, без согласья на уступки.
Судьбы прошёл калейдоскоп,
Сложилась вся картинка.
Года ушли за горизонт,
И растворились, словно тающая дымка.
И плакала горящая свеча,
И превращалась на глазах в огарок.
И жизнь уже сначала не начать,
Моя судьба – ты злой богов подарок.
Всё в этой жизни имеет свой конец и своё начало. Закончится и этот спектакль, и уставшие артисты разойдутся по своим гримёрным, а зрители покинут свои места и в наступивших сумерках полудрёмного города торопливо заспешат разъехаться по своим квартирам. И тишина наполнит опустевшее пространство, и только часы, висящие на стене в фойе театра, продолжают свой ход, неумолимо отсчитывая время до начала действия следующего представления ...А дождь стучит в окно,
А дождь стучит по крышам.
Как будто ход часов,
Вдали идущих, слышен.
И мокрые следы,
На полотне асфальта.
И душу рвёт струна,
Тоскующего альта.
Окончится спектакль,
И опустеют ложи.
Уставший музыкант
Помятый фрак отложит.
И время не вернуть,
Не сделать рокировки.
И мчит ночной трамвай
К конечной остановке.
Разведены мосты,
Кончаются маршруты.
Считают уж часы
Последние минуты.
В ночной проём окна
Врывается ненастье.
И не найти следов
Потерянного счастья.
Ненастье за окном,
Стекает дождь по крышам.
И только ход часов
Чуть уловимый слышен.