Цитаты

За неё жизнь отдам. Это про тебя, Мам...
Моя мать умерла прежде, чем я добился успеха. Помню, мне было лет десять. Наша квартира на верхнем этаже. Дико холодно. Снизу, из проулка, меня окликают друзья, зовут прошвырнуться по улицам. А мать меня не пускает. Я страшно злился и орал на нее без умолку. Она сносила мои упреки. И тем самым спасла мне жизнь. Понимаете, всех тех ребят, которые тогда звали меня гулять, уже нет на свете. Она хотела, чтобы я не шлялся по улицам допоздна, а делал уроки. И именно благодаря этому я теперь сижу здесь и разговариваю с вами. Все очень просто, верно? Но мы так забывчивы...

—  Аль Пачино, 33 цитаты

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Проснулась и думаю..."Господи, дай мне..." И остановилась... О чём просить Его?... Семья у меня есть... Друзья есть... Я слышу и вижу... Я ем и пью... Меня любят и я люблю... А что мне надо?... Вот что... "Боже, спасибо за всё"

Проснулась и думаю..."Господи, дай мне..." И остановилась... О чём просить Его?... Семья у меня есть... Друзья есть... Я слышу и вижу... Я ем и пью... Меня любят и я люблю... А что мне надо?... Вот что... "Боже, спасибо за всё"

Я как маленький котенок, которого нужно взять за шкирку, посадить на колени и сказать: ты теперь моя и я тебя не отпущу, и тогда я лягу и буду нежно мурлыкать.

— Она мне очень нравится, но я не влюблен в нее.
— А она влюблена в вас, хотя нравитесь вы ей не очень.

Она нежна, как мать, и прекрасна, как любимая. И вскоре я полюбил ее. Она живет одна. Каждое утро уходит на работу. Не знаю, что у нее за работа. Да мне и неинтересно. Но мне нравится наблюдать за ней из комнаты по утрам.

Я должен был остаться никем. Жизнь нанесла мне рану еще при рождении, пол лица мне парализовало еще при рождении. Учителя считали меня умственно отсталым, а мать поставила крест еще в детстве. На протяжении семи лет, семи долгих голодных лет, агенты и продюсеры хором твердили мне, что я должен бросить сначала актерскую, а затем сценарную стезю. Меня разворачивали на кастингах, еще до того как я снимал куртку, а продюсеры браковали мои сценарии не прочитав ни строчки. Я глотал слезы, на работе. Чистил клетки львов в зоопарке, рубил мясо. 7 долгих тяжелых лет. 7 лет слез, пота и веры в себя.
Вы тоже ничего не добьетесь пока не переживете период отчаяния. А потом? А потом я целый год жил на 1600 долларов. И написал «Рокки». Верьте в себя и любите свою маму.

Я помню, как проснулась однажды на рассвете, и было такое чувство неограниченных возможностей. И я помню, как подумала тогда: «Вот оно — начало счастья, И, конечно, дальше его будет больше». Но тогда я не понимала, что это не было началом. Это и было само счастье. Прямо тогда, в тот момент.

Мы стали чаще ссорится, я потерял надежду и думал, что вскоре мы разведемся, но потом я решил действовать. Ведь мне досталась самая красивая женщина из всех на земле.
Я стал усыпать ее цветами, поцелуями и комплиментами. Дарил подарки и жил ради нее. Говорил на людях только о ней. Не поверите — она расцвела. Я даже не знал что она умеет ТАК любить.
И я понял одно: женщина — это отражение мужчины. Если любить ее до безумства, она станет им.

Научи меня жить, по дыханью, по нотам,
Без суждений и боли, падений и взлетов.
И в густой суете про шепчи мое имя,
Чтоб на сердце усталом расплавился иней.

Научи меня жить, губ, касаясь губами,
Чтобы стало прочней все, что есть между нами.
Разжигая огонь, не бояться пожара –
Мы с тобою вдвоем, мы с тобою недаром.

Научи меня жить, я тебе доверяю
Это сердце, а в нем – чем дышу, чем страдаю.
Позови меня вдаль, где никто не услышит,
Там, где ветер седой вдохновением дышит.

Научи меня жить, научи, ты же можешь,
И я стану другим, сбросив старые кожи.
Разобьются века о тяжелые своды,
Но мы будем вдвоем оживать год за годом.

Научи меня жить, обними еще крепче –
И забудется все, и дышать станет легче…
Я не знаю, что там, за завесою буден,
Но я буду любить как бы путь ни был труден.

У меня была жена и двое маленьких сыновей. Я работал пиар-менеджером и редактировал киносценарии. Но чтобы написать книгу, нужно было отказаться от работы. Я заложил машину и отдал деньги Мерседес. Каждый день она так или иначе добывала мне бумагу, сигареты, все, что необходимо для работы. Когда книга была кончена, оказалось, что мы должны мяснику 5000 песо — огромные деньги. По округе пошел слух, что я пишу очень важную книгу, и все лавочники хотели принять участие. Чтобы послать текст издателю, необходимо было 160 песо, а оставалось только 80. Тогда я заложил миксер и фен Мерседес. Узнав об этом, она сказала: "Не хватало только, чтобы роман оказался плохим".
P.S. "Сто лет одиночества" стал мировым бестселлером, а 15 лет спустя Маркес получил Нобелевскую премию по литературе!