Цитаты

Я люблю, когда город, уставший от дел,
Засыпает под шёпот опавшей листвы,
Когда ветер, который деревья раздел,
Отмывает дождём серый плащ пустоты.

Когда сумерки с небом, сливаясь в мазок,
Прячут звёзды, давая и им отдохнуть,
Когда лето уходит в положенный срок,
Не пытаясь надеждой людей обмануть.

И на мокром асфальте почти как в стекле
Отражаются жёлтым пятном фонари,
Чья-то тень промелькнёт в полусонном окне,
И покажется вдруг, что она – это ты

Не привыкнув к перчаткам, плащам и зонтам,
Все спешат по домам, сокращая свой путь,
Чтоб согреться, прижавшись губами к губам,
И постель расстелить, и, обнявшись, уснуть.

А потом, из-за шторы, на цыпочках сны
Выйдут в тёмную комнату в скрип половиц,
И покажется снова, что где-то здесь ты
Среди, днём промелькнувших на улице, лиц.

Будет осень бродить по притихшим дворам,
Будет царствовать пасмурно до ноября,
Я люблю тосковать по тебе и снегам
Под негромкую музыку капель дождя

—  Безымянная Тетрадь, 3 цитаты

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Когда ты видишь человека в беде, не думай, что жизнь испытывает только его. Это испытание относиться и к тебе. Как ты поведешь себя по отношению к нему? Поможешь ему или отвернешься.

Делай вид, будто у тебя все в порядке. Ты удивишься, когда поймешь, насколько это эффективный метод. После того, как сумеешь обмануть себя, тебе вообще все на свете будет по плечу.

Счастливый брак — это не когда на седьмом году семейной жизни к тебе в окно влезают с букетом в зубах, а когда тебя ежесекундно уважают и не ходят ногами по твоей душевной территории.

Я люблю книги. Люблю этот момент, когда ты открываешь ее и погружаешься в другую реальность. Ты словно сбегаешь от всего мира в историю, гораздо более интересную, чем когда-либо будет твоя собственная.

Я люблю тебя не за то, кто ты, а за то, кто я, когда я с тобой.

Когда люди причиняют тебе боль снова и снова, то думай о них как о наждачной бумаге. Они могут задевать тебя и немного ранить, но в конце концов ты будешь отполирован до идеального состояния, а от них не будет никакого толку.

Не верьте в то, что чувства умирают,
Не верьте в то, что вновь любить нельзя.
Не думайте, что сердце не оттает,
В душе не сохраняйте искры зла.
Ищите радость в каждом дне ненастном,
Не лейте слез напрасных – ни к чему,
Поверьте, станет жизнь опять прекрасной,
Когда вы скажете «Люблю!» уже тому,
Кто сердцем вашем завладеет безвозвратно,
Кто будет с вами вместе раз и навсегда
И, если прошлое вы вспомните когда-то,
Вас не осудит, нежно, пламенно любя.
И лето ваше снова станет звездным,
В глазах зажгутся искры счастья вновь,
И в жизни будет все легко и просто,
И вы поймете, что вернулась к вам любовь!

В подвале, среди барахла и картонок,
У серенькой кошки родился котёнок.
Беспомощно тычась в пушистую шкурку,
Беспечно сосал он счастливую Мурку.
И кошка, к сыночку прижавшись бочком,
Лаская шершавым своим язычком,
Негромкую песню ему напевала
И всё целовала его, целовала...
А где-то смеялись и плакали люди,
А где-то из страшных палили орудий,
Политики земли делили на части,
И кто-то мечтал о богатстве и власти.
И только в подвале, под старой доской,
Царили гармония и покой.
И серая Мурка была, несомненно,
Для новорождённого - центром Вселенной.

На этой планете существует одна великая истина: независимо от того, кем ты являешься и что делаешь, когда ты по-настоящему чего-то желаешь, ты достигнешь этого, ведь такое желание зародилось в душе Вселенной. И это и есть твое предназначение на Земле.

Я знаю всё, что так необходимо,
я знаю – кто, о чём, в каком году,
где подстелить - когда «бац, бац и мимо»,
и как срывать подмётки на ходу.

Я знаю – прав лишь тот, кто первым плачет,
что врут, когда читаешь по глазам,
я знаю – как послать к чертям собачьим,
чтоб самому не оказаться там.

Я знаю – если ехать, то не быстро,
а мечутся лишь те, кому поздняк,
что смысла нет стрелять по пианисту,
когда ты сам играешь кое-как.

Я знаю – пьют вино, а водкой - глушат,
я знаю все развязки мыльных сцен,
что хуже нет, когда пускают в душу
на ширину раздвинутых колен.

Я знаю то, о чём мне знать не надо,
всё хуже сплю от «счастья» своего,
я знаю всё но вот одна досада –
что о себе не знаю ничего...