Цитаты

Запомнить секс невозможно. Можно запомнить сам факт того, что состоялось. Можно вызвать в памяти события до и после, в деталях, в подробностях, но сам секс, как секс, его физику и химию, его ощутительность, запомнить нельзя. Он естественно стирается памятью и природой. Остается лишь анатомия и простое чувство симпатии или антипатии. А тот взрыв эмоций, то потрясающее падение или взлет, то мгновенное сотрясание всего твоего человеческого естества в наивысший момент блаженства остается потом за кадром — для него нет места в мозге, только лишь отметка, что, мол, это случилось и это хорошо. Или превосходно. Проходит время — остается лишь слабое напоминание, а потом хочется повторить это снова.

—  Билли Батгейт (Эдгар Лоренс Доктороу), 8 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Любовь — это путешествие... Все путешественники — хотят они того или нет, подвержены изменениям. Все те, кто путешествует в любовь, не остается прежним.

Самое сильное чувство — разочарование. Не обида, не ревность и даже не ненависть… после них остается хоть что-то в душе, после разочарования — пустота.

Никому не нравится новая жизнь — поначалу. Потом проходит время и старые воспоминания могут вызвать лишь снисходительную улыбку

Благодарить мужчину нужно только в двух случаях. Если Он уходит из твоей жизни раз и навсегда. Или если остается в ней раз и навсегда.

Образование это то, что остается после того, когда забываешь все, чему учили в школе.

Время — это единственное, что нельзя накопить, оно не сохраняется и не увеличивается. Его можно только обменять — на деньги или на знания. Время — это вообще самое важное.

Нельзя быть хорошим для всех. Пора бы уже это запомнить и жить в свое удовольствие.

Секс и любовь это разные вещи, но они хорошо дополняют друг друга.

Что откладывается на потом, на потом и остается.

Как это ни банально, но счастье за деньги не купишь. Хотя иногда очень хочется в это поверить. Но все, что можно потрогать, быстро надоедает, и спустя три-четыре сезона в миланских или римских магазинах, снисходит озарение: все это лишь прелюдия к тому самому заветному счастью, которое так и не состоялось.