Цитаты

И вот оно, казалось увидел — счастье, ухватился за него, но ошибся. Оглянулся, поздно, и опять вперед и что-то там светит, что-то манит и зовет. И кинулся, а это старость, и задумался, и это все, и усомнился жизнь ли это. И вдруг понял: а ведь было счастье, а я принял его за обыденность. Я ведь жил, я ведь шел. И легче стало, спокойнее. И наверное именно так все и будет, но что-то не верится что все будет именно так. А годы уйдут быстрее и дорога будет не из легких, да и счастья-то почти не заметил.

—  Дмитрий Владимирович Нагиев, 21 цитата

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Новый год — это всегда надежда на что-то хорошее. Это мечты о счастье. Это трепетное ожидание, что наступающий год непременно будет лучше предыдущего, а все беды, разочарования и горести останутся в прошлом.

А ведь в жизни всё — и плохое и хорошее — начинается с того, что кто-то когда-то кому-то просто поверил...

Попробуйте хоть раз в жизни сделать то, что вам хочется. Несмотря на «но» и «а вдруг»... Не задумываясь, кто что подумает и скажет. Это ваша жизнь!

То, что действительно важно, это здесь и сейчас. Что будет дальше — неизвестно.

Человеку кажется: вот сейчас поменяю работу, или разведусь, или перееду — и наконец-то всё будет хорошо. Но внешние перемены происходят, а внутри ему лучше не становится. Потому что счастье очень мало зависит от наружных обстоятельств. Всё в нас самих, это правда. Виктор Франкл не то что не сломался, но и психологически не изменился в концлагере.

Я работал в цирке "Дю Солей". Это лучший цирк в мире. И я - звезда великого цирка. Это гастроли в Нью-Йорке. И я - главный персонаж. Мечта, вершина карьеры... И мне скучно. Неинтересно. Несчастливо. Почему? А кончилось творчество.
Я ежедневно повторяю одно и то же. Развития нет. Не дают развиваться, потому что формула коммерческого успеха - закрепление и повторение. И у меня начинается депрессия. Что-то неверно. Я нахожусь не там. Депрессия длится несколько месяцев - страшная, тяжелая... Хотя все идеально, меня все любят, меня на руках носят! И вот я ищу возможность вырваться из этого прекрасного, выгодного, перспективного контракта. И вырываюсь. И депрессия проходит.
То есть нужно понять, что именно и в каком месте неправильно, - это раз. И найти в себе силы сделать из этого места шаг - это два. А это всегда очень больно. Очень непросто. И абсолютно необходимо.

А впрочем, отпускаю этот год
Пускай себе идет в небытие.
Я не запомню каждый эпизод,
Но то, что в нем осталось, все — мое!
Я в памяти его не удержу
Но стоит ли прошедшее беречь?
Не рада я такому багажу.
Я открываю жизнь для новых встреч!
Я открываю сердцу новый день,
Срывая первый лист календаря.
И верю, что рождественский олень
Мне подмигнет над городом паря.
За то, что я полна любви и сил,
Придя к очередному январю,
За все, что этот год мне подарил
И все, что отобрал благодарю!

Я помню, как проснулась однажды на рассвете, и было такое чувство неограниченных возможностей. И я помню, как подумала тогда: «Вот оно — начало счастья, И, конечно, дальше его будет больше». Но тогда я не понимала, что это не было началом. Это и было само счастье. Прямо тогда, в тот момент.

Я дал себе обещание, что буду продолжать идти вперед и сделаю все, от меня зависящее, чтобы не соглашаться на компромиссы. Я никому не позволю покушаться на мою неприкосновенность и распускать руки. И лучший совет, который я когда-либо мог бы дать, это все время идти вперед, и не обращая внимания на то, что думают другие, просто идти вперед и делать то, что вы для себя сочтете нужным.

Вот почему, почему в апреле всегда кажется, еще немножко, и все наконец-то будет хорошо. И в мае, когда начинают цвести вишня, кажется: да-да-да, вот-вот-вот, оно, оно, еще чуть-чуть - и... И!
Неизвестно что, непонятно как, неведомо зачем, но будет-будет-будет, сбудется, и тогда начнется настоящая жизнь, сейчас и вообразить невозможно, какая она, только тосковать оттого, что еще не началась.
Но вместо неизвестно чего наступает просто июнь, а потом июль, постепенно становится жарко, поначалу радуешься, что наконец-то можно спрятать куртку в шкаф, выскакивать из дома в майке и шлепанцах, а потом на радость не остается сил, их вообще ни на что не остается, жара изматывает, по крайней мере городская жара, и никакая река не спасает, не спасают даже две реки, была бы третья, и это, пожалуй, ничего не изменило.