Цитаты

Говаривала тетушка Ирена:
«Живем от Мендельсона до Шопена »
Хранила пачку писем из Парижа —
Их перечтя, шептала: «Ненавижу!» —
И снова ненадолго убирала
В шкатулку, а шкатулку — запирала.
И что-то по-французски говорила,
Раскладывая вечером пасьянс
А я еще французский не учила,
Но понимала слово «мезальянс».

—  Екатерина Горбовская, 62 цитаты

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

— Учитель, что делать, если я упал?
— Вставай.
— А если я снова упаду?
— Снова вставай.
— А если я не смогу встать?
— Вставай! Ибо тот, кто упал и не поднялся — мертв.

Когда человеку сначала дают надежду, пусть ненадолго, а потом отнимают, боль от потери усиливается стократ. Лучше уж совсем ни на что не надеяться, чем воспарить в небеса, а потом камнем упасть вниз.

Мы живем в мире, которым и управляет вера. Во что вы поверите, то и сработает.

Золото - не то, что блестит, а то, что бегает по дому, не ест кашу и разводит бардак.

Довольно тускло мы живем,
Коль ищем радости в метании
От одиночества вдвоем
До одиночества в компании.

Успех — это возможность просыпаться утром и засыпать вечером, успевая делать между этими двумя событиями то, что тебе по-настоящему нравится.

Я всегда знала, что умею летать, но никому не говорила. Потому что если кто-то узнает, из-за этого можно упасть.

Чему бы жизнь нас ни учила, а сердце верит в чудеса.

Когда люди причиняют тебе боль снова и снова, то думай о них как о наждачной бумаге. Они могут задевать тебя и немного ранить, но в конце концов ты будешь отполирован до идеального состояния, а от них не будет никакого толку.

Вот почему, почему в апреле всегда кажется, еще немножко, и все наконец-то будет хорошо. И в мае, когда начинают цвести вишня, кажется: да-да-да, вот-вот-вот, оно, оно, еще чуть-чуть - и... И!
Неизвестно что, непонятно как, неведомо зачем, но будет-будет-будет, сбудется, и тогда начнется настоящая жизнь, сейчас и вообразить невозможно, какая она, только тосковать оттого, что еще не началась.
Но вместо неизвестно чего наступает просто июнь, а потом июль, постепенно становится жарко, поначалу радуешься, что наконец-то можно спрятать куртку в шкаф, выскакивать из дома в майке и шлепанцах, а потом на радость не остается сил, их вообще ни на что не остается, жара изматывает, по крайней мере городская жара, и никакая река не спасает, не спасают даже две реки, была бы третья, и это, пожалуй, ничего не изменило.