Цитаты

Когда круг одиночества сжимается вокруг твоей шеи, пытаясь задушить, ты невольно начинаешь неверно трактовать вполне обычные вещи: секундное внимание в твоем больном воображении моментально вырастает до трогательной симпатии, трогательная симпатия трансформируется в нежную дружбу. И как горько бывает разочарование, когда мыльный пузырь воображаемых чувств лопается, даже не удосужившись поинтересоваться, закрыл ли ты глаза, чтобы едкие брызги ненароком не попали на нежную роговицу, раздражая ее и вызывая вполне реальные слезы жалости к себе. Ты оплакиваешь воздушные замки, так безжалостно развеенные ветром жестокой действительности.

—  Одиночество, 97 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Иногда смотришь на людей, к которым раньше испытывал симпатию, и невольно начинаешь сомневаться в своей адекватности.

Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной я не вполне уверен.

Величайший в мире страх — это страх перед мнениями других. В то мгновение, когда ты не боишься толпы, ты больше не овца, ты становишься львом. Великий рев раздается в твоем сердце — рев свободы.

Однажды, наступает такой момент, когда что-то щёлкает, и ты начинаешь смотреть на всё совсем другими глазами.

Когда кто-то любит тебя, и когда ты делаешь кого-то счастливым, ты вдруг начинаешь чувствовать себя самым красивым человеком в мире.

Воображаемый мир приносит вполне реальные выгоды, если заставить жить в нём других.

Два самых важных дня в твоей жизни: день, когда ты появился на свет, и день, когда ты понял зачем!

Можно ли нравиться всем людям? Вопрос вполне риторический. Как и другой: а нужно ли?

Однажды шторм закончится, и ты не вспомнишь, как его пережил. Ты даже не будешь уверен в том, закончился ли он на самом деле. Но одна вещь бесспорна: когда ты выйдешь из шторма, ты никогда снова не станешь тем человеком, который вошёл в него. Потому что в этом и был весь его смысл.

Когда на лице твоем холод и скука,
Когда ты живешь в раздраженье и споре,
Ты даже не знаешь, какая ты мука,
И даже не знаешь, какое ты горе.

Когда ж ты добрее, чем синь в поднебесье,
А в сердце и свет, и любовь, и участье,
Ты даже не знаешь, какая ты песня,
И даже не знаешь, какое ты счастье!