Цитаты

Цитаты в теме «метро»

Быть человеком тяжело
В толпе, что угодила в пропасть.
Таится здесь слепое зло
И безотчётная жестокость.

Кошмар, не знающий границ!
Как злые маски-аватарки
Калейдоскоп угрюмых лиц -
Мелькает в толчее и давке.

И со смирением тупым
Влипают люди в заварушку...
Хотя бы выбраться живым
И невредимым из ловушки.

Вот в даму, улучив момент,
В своих намерениях твёрдый
Уткнулся вдруг какой-то член,
И явно - не палаты лордов.

Не тратя время на слова,
Она невольно согрешила.
Духами "Красная Москва"
Его буквально задушила.

Бедлам какой-то и разброд -
Живой сюжет для экшн-сцены...
Кишит и мается народ
Во чреве метрополитена.

Сдаются злобным чувствам в плен
Друг другу портят настроенье,
Под гнётом будничных проблем
Швыряясь грязью отвращенья.

Лишь те всегда творят добро
На жизнь глядят оптимистично,
Кто знать не знает про метро,
Летая вертолётом личным.
— Как-то, — рассказывал Чарли Чаплин, — я ехал в нью-йоркском метро. Придя домой, обнаружил в кармане золотые часы. Ума не мог приложить, как они попали ко мне. Решил отнести их в полицию. На следующий день принесли письмо: «Дорогой мистер Чаплин! Пишет Вам профессиональный карманник. Вчера в метро я украл у одного господина золотые часы, но, увидев Вас, решил сделать подарок и опустил их в Ваш карман».
Прошёл год. Полиция не нашла вора, не нашла и хозяина часов, и поэтому переслала часы обратно мне. В газетах писали об этом, и вот через некоторое время я получил второе письмо: «Дорогой мистер Чаплин! Год назад я ехал в метро, и у меня украли часы. Я прочел в газетах, что какой-то карманник подарил их Вам. Пусть мои часы останутся у Вас, мистер Чаплин. А так как я не меньший почитатель Вашего необыкновенного таланта, чем вор-карманник, то посылаю к часам и золотую цепочку».
Это папа?
Возможно.
Но даже если не папа, то все равно человек.
Я вырвал эти страницы.
Я сложил их в обратном порядке: последнюю — сначала, первую — в конце.
Когда я их пролистал, получилось, что человек не падает, а взлетает.
Если бы у меня еще были снимки, он мог бы влететь в окно, внутрь здания, и дым бы всосался в брешь, из которой бы вылетел самолет.
Папа записал бы свои сообщения задом наперед, пока бы они не стерлись, а самолет бы долетел задом наперед до самого Бостона.
Лифт привез бы его на первый этаж, и перед выходом он нажал бы на последний.
Пятясь, он вошел бы в метро, и метро поехало бы задом назад, до нашей остановки.
Пятясь, папа прошел бы через турникет, убрал бы в карман магнитную карту и попятился бы домой, читая на ходу «Нью-Йорк Таймc» справа налево.
Он бы выплюнул кофе в кружку, загрязнил зубной щеткой зубы и нанес бритвой щетину на лицо.
Он бы лег в постель, и будильник прозвенел бы задом наперед, и сон бы ему приснился от конца к началу.
Потом бы он встал в конце вечера перед наихудшим днем
И припятился в мою комнату, насвистывая I am the Walrus задом наперед.
Он нырнул бы ко мне в кровать.
Мы бы смотрели на фальшивые звезды, мерцавшие под нашими взглядами.
Я бы сказал: «Ничего» задом наперед.
Он бы сказал: «Что, старина? » задом наперед.
Я бы сказал: «Пап? » задом наперед, и это прозвучало бы, как обычное «Пап».