Цитаты

Цитаты в теме «развлечение»

Ну, в школе по мне не скучают, — ответила девушка. — Видите ли, они говорят, что я необщительна. Будто бы я плохо схожусь с людьми. Странно. Потому что на самом деле я очень общительна. Все зависит от того, что понимать под общением. По-моему, общаться с людьми — значит болтать вот как мы с вами. — Она подбросила на ладони несколько каштанов, которые нашла под деревом в саду. — Или разговаривать о том, как удивительно устроен мир. Я люблю бывать с людьми. Но собрать их в кучу и не давать никому слова сказать — какое же это общение? Урок по телевизору, урок баскетбола, бейсбола или бега, потом урок истории — что-то переписываем, или урок рисования, что-то перерисовываем, потом опять спорт. Знаете, мы в школе никогда не задаем вопросов. По крайней мере большинство. Сидим и молчим, а нас бомбардируют ответами — трах, трах, трах, — а потом еще сидим часа четыре и смотрим учебный фильм. Где же тут общение? Сотня воронок, и в них по желобам льют воду только для того, чтобы она вылилась с другого конца. Да еще уверяют, будто бы это вино. К концу дня мы так устаем, что только и можем либо завалиться спать, либо пойти в парк развлечений — задевать гуляющих или бить стекла в специальном павильоне для битья стекол, или большим стальным мячом сшибать автомашины в тире для крушений. Или сесть в автомобиль и мчаться по улицам — есть, знаете, такая игра: кто ближе всех проскочит мимо фонарного столба или мимо другой машины. Да, они, должно быть, правы, я, наверно, такая и есть, как они говорят. У меня нет друзей. И это будто бы доказывает, что я ненормальная. Но все мои сверстники либо кричат и прыгают как сумасшедшие, либо колотят друг друга. Вы заметили, как теперь люди беспощадны друг к другу?
Знаете мою любимую вещь в телевидении? Плохие новости. Плохие новости и бедствия, несчастные случаи и катастрофы. Я ищу какие-то взрывы и пожары. Я хочу видеть как говно взрывается и вокруг летают тела. Меня не волнует бюджет. Меня не интересует как идут переговоры. Я не хочу знать в какой стране сейчас ***аный Папа. Но вы покажите мне больницу в огне и людей на костылях, прыгающих с крыши — и я счастливый парень. Я хочу видеть взрыв завода по переработке нефти. Хочу видеть взрыв фабрики красок. Хочу видеть как торнадо снесёт церковь в воскресенье. Я хочу знать, что какой-то парень бегает по супермаркету с автоматическим оружием, стреляя по клеркам. Я хочу видеть как тысячи людей на улице убивают полицейского. Я хочу слышать о радиоактивных осадках. Я хочу знать, что фондовый рынок упал на 2000 пунктов в один день. Я хочу видеть людей под стрессом. Сирены, пламя, дым, тела, взрывающееся дерьмо. Вот это моё телевидение. Заполненые могилы, рыдающие родители. Вот это моё телевидение. Я просто хочу немного развлечения. Такой вот я парень. Знаете что я люблю больше всего? Когда большие куски бетона и горящего дерева падают с неба и люди бегают вокруг, пытаясь увернуться. Завораживающее дерьмо. Вот почему я смотрю автогонки. Это единственная причина почему я смотрю автогонки. Я жду какие-то происшествия, чувак. Я хочу видеть машины в огне. Мне не интересна кучка задротов которые наматывают 500 миль по кругу. 500 миль по кругу? Не впечатляет меня. Дети могут это сделать. Я хочу видеть какого-нибудь тормоза с горящими волосами бегающего вокруг, бьющего себя по голове пытаясь потушить. Я хочу увидеть как боксы взорвутся. Как машины кувыркаются на скорости 200 миль в час. Эй, где ещё кроме как на автогонках я увижу столкновение 23 машин и не буду тем самым мудаком? А если пара машин слетит с трека и приземлится на трибуны и убьёт 50 или 60 зрителей — отлично! *** с ними. Так им и надо. Они заплатили за вход. Пусть испытают удачу как все остальные.
— Чувство вины — это все равно что мешок тяжелых кирпичей, да сбрось-ка их с плеч их долой А для кого ты таскаешь все эти кирпичи? Для Бога? В самом деле, для Бога? Так позволь открыть тебе маленький секрет про нашего Бога. Ему нравиться наблюдать, он большой проказник: он дает человеку инстинкт, дарит этот экстраординарный подарок, а потом, ради развлечения для своего ролика космических трюков, устанавливает противоположные правила игры. Это самый жестокий розыгрыш за все минувшие века: смотри — но не смей трогать, трогай — но не пробуй на вкус, пробуй — но не смей глотать И пока ты прыгаешь с одной ноги на другую, что делает он? — хохочет, так что его мерзкая задница вот-вот лопнет от натуги, и он — закомплексованный ханжа и садист, он просто рэкетир, и поклоняться такому Богу — никогда.
— Лучше царствовать в Аду, чем служить на небесах?
— А почему нет? Здесь, на земле, я погружен в ее заботы с сотворения Мира, я приветствовал каждую новинку, которую мечтал заполучить человек, я помогал ему во всем и никогда не осуждал. Более того, я никогда не отвергал его, несмотря на все его недостатки; я фанатично влюблен в человека; я гуманист, быть может, последний на Земле. Кто станет отрицать, если только он не выжил из ума, что двадцатый век был исключительно моим веком! Ведь этот век, Кевин, от альфы до омеги, мой; я достиг апогея силы; теперь мой звездный час, наш звездный час
Не надо отдавать любимых, Ни тех, кто рядом, и ни тех, Кто далеко, почти незримых.Но зачастую ближе всех!Когда всё превосходно строитсяИ жизнь пылает, словно стяг, К чему о счастье беспокоиться!Ведь всё сбывается и так!Когда ж от злых иль колких словДуша порой болит и рвётся —Не хмурьте в раздражении бровь.Крепитесь! Скажем вновь и вновь:За счастье следует бороться!А в бурях острых объясненийХрани нас, Боже, всякий разОт нервно-раскалённых фразИ непродуманных решений.Известно же едва ль не с древности:Любить, бесчестно не дано, А потому ни мщенье ревности, Ни развлечений всяких бренности, Ни хмель, ни тайные неверностиЛюбви не стоят всё равно!Итак, воюйте и решайте:Пусть будет радость, пусть беда, Боритесь, спорьте, наступайте, И лишь любви не отдавайте, Не отдавайте никогда!