Цитаты

Цитаты в теме «резкость»

Вот откуда мои резкость и запальчивость. Мой сволочной характер существовал всегда, теперь он стал ещё хуже. Из своего затворничества я выхожу лишь по делам. Совершив набег на внешний мир, я снова уединяюсь в своей крепости и поднимаю мосты над окружающими её рвами. Чтобы тебя любили, надо всегда улыбаться, перед всеми расшаркиваться, добиваться всеобщей благосклонности, носить в портупее своё, пусть лживое и фальшивое, сердце. Улыбаться важнее, чем быть самим собой. Но пресмыкаться – не в моём характере. Потому что тогда человек утрачивает свою личность. Она становится подделкой, превращаясь в прыгающее через обруч по чужому свистку, существо. Утверждая, что являюсь звездой, я имею ввиду следующее: мне нравится быть первым, я не скрываю этого. Но я стремлюсь к этому не из мелкого тщеславия. Я хочу, чтобы меня считали звездой в знак признания моих трудов, упорства и заслуг.
Душа моя, прости мне все грехи,
Которые вершила в этой жизни,
По грани шла, рассудку вопреки,
Наперекор всему, в угоду ближним.
Душа моя, не оставляй меня
Наедине с судьбой, в её оковах,
Не позволяй на трудности пенять,
Дай сил подняться и не падать снова.
Душа, прости за мой бунтарский дух,
За своеволие и поиск истин,
За резкость мыслей, высказанных вслух,
За неуступчивость, бескомпромиссность.
Душа моя, с протянутой рукой
Взываю к милосердию покорно,
Не отторгай, дай временный покой,
Не дай мне встать на собственное горло.
Душа моя, у пропасти стою,
На перепутье, жизненном изломе,
Слепым котёнком тычусь на краю,
Как менестрель, ищу ответов в слове.
Душа моя, дай воли выбрать путь,
Сломив устои, предрассудки, догмы,
Преодолеть преграды, не свернуть,
Оставшись прежней: непонятной, доброй.
Душа моя, молю — прости грехи,
Немногого прошу — счастливей доли,
И продиктуй в созвучии строки —
Из замкнутого круга выход к воле.
Душа моя, прости
Почему за окном аномальный плюс, а внутри абсолютный ноль?
Что меняет точка отсчета, да и есть ли она вообще?
Мне сегодня приснилось, что я не сплю, а снимаю с тобой кино
о чем-то безумно нашем, о чем-то, что больше любых вещей.
Солнце выставил Бог, если верить цифрам, где-то в восьмом часу.
Камера двигалась тихо-тихо, чтобы не разбудить.
Я играла спящую кошку, которой ты приказал уснуть.
Кошка кажется спящей, на самом деле она за тобой следит.
В полдень внесли голубое небо, включили холодный свет,
режиссер смотрел свысока и думал, что завтра, при монтаже,
он разделит на быль и небыль этот фильм и заставит всех
выбирать себе роли людей и кошек (читай: палачей и жертв).
Съемка закончилась ровно в полночь с боем Его часов.
Исчезли резкость и перспектива, включили ночной режим.
За окном тепло, и январь, похоже, видит все тот же сон,
о том, как в хрусталике объектива собирается наша жизнь.
С годами чувства притупляются. Тускнеет не яркость мира — короста, наросшая на человеке, не пропускает свет в должной мере. Глохнут звуки. Музыка превращается в невнятный шум. Запахи утрачивают резкость. Ландыши не напоминают о весне. Любовь? — привычка. Ненависть? — брюзжание. Нас готовят к уходу — туда, где не место страстям. Слава старикам и старухам, сохранившим свежесть восприятия! Слава седым непоседам и лысым завсегдатаям театров! Низкий поклон морщинистым ведьмам, чей глаз остер и слух чуток! Иногда кажется, что им просто повезло. В другой раз думаешь: в чем их секрет? А всего-то и надо, что признать: не мир, но я. Не любимый в юности поэт утратил мощь таланта – я остыла к его строкам. Не пейзаж лишился былого очарования – я смотрю на него, близоруко щурясь. Стоит только признать, признаться, взять вину на собственные плечи – и мир вновь засияет.
Великий Космос, как же это трудно!
Куда легче согласиться, что в наше время деревья росли до небес
На счастье нам не выдают лицензий
Заели будни, скомканы привычки,
Романтика умчалась в неизвестность
Все перестало быть сугубо личным,
Но до конца не сделалось совместным.
Мечты о счастье выгорели быстро
В молчании пустыми вечерами
Что зажигалось раньше, как от искры,
Сегодня жалко тлеет угольками
А разбежаться, стать опять свободным?
Так одиночкой — тоже не комфортно.
Вот разобрать до косточек подробно
Чужую жизнь - послаще будет торта!
Кому-то проще и намного легче,
Раз не боится резкости решенья:
Не затянул удавку, да покрепче,
А разрубил! —  не все вдвоем везенье
Чтоб совместить мечты свои по граням
Романтики и будничного ритма,
Таких простых на первый взгляд желаний —
Да к черту страх и планов алгоритмы!
Конечно, можно жить и без претензий,
И по уши закутаться в работу
На счастье нет гарантий и лицензий,
Но на него нельзя урезать квоты!
Татьяна Василиади
09.03.2010г.
— Не знаю почему, понравилась Ваша усадьба. Так что разрешите погостить у Вас несколько дней. Должен предупредить — гости мы беспокойные. Я — страшный человек.
— Да?
— Да. Тиран-деспот, коварен, капризен, злопамятен. Кто-нибудь, поди сюда, ну ты, ну поди сюда, я говорю. Ну! Поздоровайся с ними.
— Здравствуйте.
— Видите, что делаю? О! И самое обидное, не я в этом виноват. Правда?
— Правда.
— Ну иди, все, свободен. Не виноват! Предки виноваты! Прадеды-прабабки, внучатые дяди-тети разные, праотцы, ну, и праматери, угу.
В жизни вели себя как свиньи последние, а сейчас я расхлебывай их прошлое.
Ну паразиты, вот, одно слово, извините за тонкость такую грубость выражения, резкость, сейчас сказать, паразиты, вот и все.
А сам я по натуре добряк, умница, люблю стихи, прозу, музыку, живопись, рыбную ловлю люблю. Кошек, да, я кошек люблю.
Но иногда такое выкинешь, что просто на душе становится Вот что делает.
— Весельчак!
Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и — неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно-оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.