Цитаты

Вот ход моих рассуждений: для того, чтобы самое банальное происшествие превратилось в приключение, достаточно его РАССКАЗАТЬ. Это-то и морочит людей; каждый человек — всегда рассказчик историй, он живет в окружении историй, своих и чужих, и все, что с ним происходит, видит сквозь их призму. Вот он и старается подогнать свою жизнь под рассказ о ней.
Но приходится выбирать: или жить, или рассказывать.

—  Тошнота (Жан-Поль Сартр), 106 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Чем больше у человека привязанностей, тем обременительнее для него жизнь и тем больше он страдает, когда приходится с ней расставаться.

Жизнь стоит того, чтобы жить, но не стоит того, чтобы без конца о ней рассуждать.

Когда разочаровываешься в человеке, становится все равно, где он, с кем он и что он о тебе думает или не думает.

Человек — это продукт своих собственных мыслей. О чем он думает, тем он и становится.

Время — престранная штука, а жизнь — и еще того удивительней. Как-то там не так повернулись колесики или винтики, и вот жизни человеческие переплелись слишком рано или слишком поздно.

Иногда приходится выбирать: быть добрым или честным. Иногда человек не может быть и тем, и другим.

Каждый человек – автор своей жизни. Что посеешь – то и пожнешь. Для меня очевидна одна вещь: ответственность за все, что с тобой происходит, лежит только на тебе – независимо от того, согласен ты с происходящим или нет.

Каждый человек, каждую секунду жизни, когда он видит своего близкого человека, он должен думать: «Жизнь коротка, осталось очень мало времени для того, чтобы сказать близкому человеку искренние и теплые слова». Каждую секунду мы должны думать об этом. И тогда все мелочное будет вылетать из нашего сердца. Потому что на самом деле, все наши раздоры основываются на чем-то очень мелком и жалком. Близкий человек отдал нам свою жизнь, он живет с нами. Отдал нам свою жизнь. Представляете, какая ценность – жизнь человека? Он отдал. А мы смотрим и ловим его на всяком мелком. Это слабость сердца, разрушающая судьбу человека.

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее.

А если кто-то незаметно жил
и с этой незаметностью дружил,
он интересен был среди людей
самой неинтересностью своей.

У каждого — свой тайный личный мир.
Есть в мире этом самый лучший миг.
Есть в мире этом самый страшный час,
но это все неведомо для нас.

И если умирает человек,
с ним умирает первый его снег,
и первый поцелуй, и первый бой…
Все это забирает он с собой.

Да, остаются книги и мосты,
машины и художников холсты,
да, многому остаться суждено,
но что-то ведь уходит все равно!

Таков закон безжалостной игры.
Не люди умирают, а миры.
Людей мы помним, грешных и земных.
А что мы знали, в сущности, о них?

Что знаем мы про братьев, про друзей,
что знаем о единственной своей?
И про отца родного своего
мы, зная все, не знаем ничего.

Уходят люди… Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
от этой невозвратности кричать.

Если призвание человека состоит в том, чтобы быть дворником, он должен подметать улицы так же вдохновенно, как Микеланджело расписывал своды или Бетховен сочинял музыку. Он должен подметать улицу так, чтобы все духи Неба и Земли благоговейно говорили: «Вот живет великий дворник, выполняющий свою работу безупречно».