Цитаты

И вновь, как прежде ритм сердец в ларго,
Глаза в глаза вуаль прикрыла небо,
Мы Вечности легенда мы кино ,
Из века в век-любви земной бестселлер

Он засыпал, спешил скорей во сне,
Взять с нежностью ее ладони,
Она же просыпалась на заре,
И взглядом рисовала его облик

Они встречались, в маленьком кафе,
Напротив молчаливо, кофе стыло,
Он в городе своем, она в стране,
Где он хотел бы жить, но жизнь тянула мимо

Их долгий поцелуй пожалуй был,
Из всех земных-невероятно долгим,
Он так безумно вкус ее любил,
Ванили, шоколада с кардамоном

Касаясь каждый раз ее лица,
Он видел, как она закрыв глаза, дрожала,
И просыпалась он же засыпал
Легенда без конца и без начала

И вновь, как прежде ритм сердец в ларго
Глаза в глаза вуаль прикрыла небо Ларго -
Музыкальный темп,
Самый медленный темп из возможных.

—  Аленушка Вергунова, 3 цитаты

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Чужой он и есть чужой. Что в нём хорошего? А свой - он тёплый. У него и глаза другие. Свой- он немножко как ты сам...

В молодости мужчина хочет секса, а женщина любви. В зрелости он хочет любви, а она секса. И только в старости они хотят одного и того же: покоя.

До чего же странное существо человек. Вся его жизнь – сплошное чудо, но как раз в чудеса-то он и не верит.

Мы варимся в странном компоте,
Где лгут за глаза и в глаза,
Где каждый в отдельности – против,
А вместе – решительно за.

Как хочется тебя не потерять,
Смотреть в твои глаза и наслаждаться.
При этом, замирая, понимать,
Что мы с тобой могли не повстречаться.

Любая девушка становится шикарной, когда с ней мужчина, который умеет зажечь ее глаза и украсить ее жизнь.

Никто не может лгать, никто не может всё скрыть, когда он смотрит прямо в чьи-то глаза.

Каждый помнит где и в ком он тонул.

Двигаясь по жизни, мы как бы жонглируем шарами. Одни из них - например, шары карьеры - резиновые, и, упав вниз, они вновь подскакивают вверх; другие же, например - шары семьи - стеклянные. Если уронишь такой шар, он не подпрыгнет вновь.

И сотворили школу так, как повелел им дьявол.
Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах.
Он не может сидеть без движения — его принудили к неподвижности.
Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям.
Он любит говорить — ему приказали молчать.
Он стремится понять — ему велели учить наизусть.
Он хотел бы сам искать знания — ему их дают в готовом виде.
И тогда дети научились тому, чему никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться.