Цитаты

Любовница (Януш Леон Вишневский), 94 цитаты

Молодые – это преимущественно гормониты. Целиком на тестостероне и адреналине. Они не знали точно, что делают, но делали это всю ночь. Хлопоты с эрекцией заключались в том, что она вновь возникала у них через пятнадцать минут. Для меня из этого ничего не следовало, им же казалось, что за это полагается медаль. Утром они, гордые, как гладиаторы, уходили домой, а у меня лицо было натерто их двухдневной щетиной и болело влагалище от их адреналина.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Женщин не нужно слушать. Их нужно чувствовать. То что она говорит, и то, что она чувствует — это разные вещи.

Они скандалили, будто не знали, что злые слова нельзя взять и забыть. Не знали, что люди ругаются на полную, а мирятся наполовину, и так каждый раз от любви отрезается, и ее становится все меньше и меньше.

Никогда не жалуйтесь на вещи, которые родители не смогли дать вам. Возможно они отдали вам все, что у них было. Каждый из вас в неоплатном долгу перед ними.

Заблуждение скупых состоит в том, что они считают золото и серебро благами, тогда как это только средства для приобретения благ.

Деньги — это то же, что секс: если их нет, ни о чём другом не думаешь, если они есть — думаешь обо всём, только не о них.

Есть люди, которые верят в чудеса, есть люди, которые не верят в чудеса а есть люди, которые не знают, что это такое, но их делают.

- У меня никогда не было такой женщины, как ты! - сказал он.
- Это тебя Бог наказал! - подумала она.

Я плакал, потому что у меня не было футбольных кед, но однажды я встретил человека, у которого не было ног.

Дети не просят нас о рождении, это мы хотим их появления, поэтому нельзя ничего от них требовать. Это мы должны помочь им выжить в этом мире. Детям надо дать крылья и корни. Крылья, чтобы они высоко взлетели, а корни, чтобы им всегда было куда вернуться.

Тот, кто видел рождение своего ребенка, как видел я, уже никогда в ней не усомнится в женской силе. Они сильнее нас. Для них не существует глупостей ― только главное. Жизнь, дети, свобода. Они не видят смысла в вечной жизни ― они продолжаются в детях, и этого достаточно. Они не завоеватели ― им и так принадлежит мир, потому что они способны создать новую жизнь.