Цитаты

– Добро! Зло! Любовь! Ненависть! Абракадабра! Крибле-крабле-бумс! Перестройка! – безрезультатно вещал Щавель.
– А что такое перестройка? – спросил Трикс. – Нет, ну я понимаю, но почему это волшебное слово?
– Говорят, когда-то оно уничтожило огромную и великую страну, – пожал плечами Щавель. – Есть еще одно такое же, оно вообще погубило половину мира, но я надеялся никогда не произносить слова из Книги Запретных Знаний Что ж, придется Политкорректность!

—  Непоседа (Сергей Лукьяненко), 6 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Маленькая девочка спросила своего брата:
- Что такое любовь?
Он ответил:
- Это когда ты каждый день воруешь у меня из портфеля шоколад, а я продолжаю класть его в одно и то же место...

А потом приходит такое счастье, что ты понимаешь – оно стоит всех перенесенных разочарований.

Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю: действительно не будет потому что до сих пор 14.

В каждом нашем дне есть что-то прекрасное, волшебное. Но это нужно уметь замечать.

Теперь я понимаю очень ясно,
И чувствую и вижу очень зримо:
Неважно, что мгновение прекрасно,
А важно, что оно неповторимо.

Расставание для любви — то же, что и ветер для костра: маленькую любовь оно потушит, а большую воспламенит еще сильнее

Есть люди, которые верят в чудеса, есть люди, которые не верят в чудеса а есть люди, которые не знают, что это такое, но их делают.

Такое ощущение, что меня наказывают. А я даже не знаю, что натворила.

Вы говорите, что любите дождь, но ходите под зонтом, когда он идет. Вы говорите, что любите солнце, но когда оно светит, вы прячетесь в тени. Вы говорите, что любите ветер, но когда он дует, вы закрываете окно. Вот почему я боюсь, когда вы говорите, что любите меня...

Вот почему, почему в апреле всегда кажется, еще немножко, и все наконец-то будет хорошо. И в мае, когда начинают цвести вишня, кажется: да-да-да, вот-вот-вот, оно, оно, еще чуть-чуть - и... И!
Неизвестно что, непонятно как, неведомо зачем, но будет-будет-будет, сбудется, и тогда начнется настоящая жизнь, сейчас и вообразить невозможно, какая она, только тосковать оттого, что еще не началась.
Но вместо неизвестно чего наступает просто июнь, а потом июль, постепенно становится жарко, поначалу радуешься, что наконец-то можно спрятать куртку в шкаф, выскакивать из дома в майке и шлепанцах, а потом на радость не остается сил, их вообще ни на что не остается, жара изматывает, по крайней мере городская жара, и никакая река не спасает, не спасают даже две реки, была бы третья, и это, пожалуй, ничего не изменило.