Цитаты

Сказоч Ник, цитаты

А может правда, не спешить?
И мыслями не суетиться,
И бросить пить, и не грешить,
И, даже, вовремя побриться?

Не торопясь открыть глаза:
А что там, в потолочных строчках?
Смотреть на спящую тебя,
Свернувшуюся клубочком.

Поправить медленной рукой
Замятый краешек простынный,
И, еще теплою щекой
Прижаться к сонной и любимой.

Продавлен телом полумрак
Сырые спички — Черт! Затяжка
— Что было сделано не так?
Глоток. И бок горячей чашки.

И дым уносится в проем,
В границы форточных квадратов
— Нет, мы неправильно живем
В своих бессмысленных утратах.

Давно не тикают часы,
Лишь электронное мигание
Нет ничего. Есть только ты —
Награда или наказание?

И узколобой жизни пасть —
Кусай, волчара, мне не страшно
Ни опоздать и ни упасть,
Ни сгинуть в темноте напрасно.

Наверно, стоит не спешить
Но как же быть, когда ты рядом?
Вдруг, не успею до любить, обнять, за что-нибудь простить?
И встретиться последним взглядом.
Кому из нас по жребию придётся
Сухим щелчком курок судьбы взвести,
И в сердце, что тобою только бьется
Ударить первым, выстрелив: прости?

Кому из нас, бледнея тонкой кожей,
Учиться вновь умению дышать,
И падать с неба, но при этом всё же
Во что-то верить и чего-то ждать?

Вернётся эхо, снег с ветвей сбивая;
Какая мука палачей любить!
Он мне чужой она теперь чужая -
Кому из нас придётся с этим жить?

И звать весну, но так и не дозваться,
Вмерзая в снег расстрелянной душой,
И иногда счастливым притворяться
Тебе с другим, а может мне с другой?

Кому из нас, стирая память снова,
Гнать чей-то голос: что ты натворил!
И ни звонка полгода, ни полслова,
Как будто кто-то тоже всё забыл.

Следы укроют белые метели;
Кому из нас пробьет навылет грудь?
Пора и нам по правилам дуэли
По очереди жребий свой тянуть

Рука в перчатке – скручены бумажки;
С пяти шагов и чей-то ствол пустой
Мой номер – два. Последних две затяжки.
- Похоже первый выстрел за тобой.
А он улыбался и выглядел глупо,
Лежал на диване и снова мечтал
О самой-пресамой но, почему-то,
Которой и имени даже не знал.

Шекспир не открыт на любимом сонете,
И ужин не тронут, встревожена мать,
На кухне с отцом по шестой сигарете —
Не знаешь, а он собирается спать?

Немного за тридцать? Короткая стрижка
Горячий лате и вишнёвый бисквит
Смутился под взглядом её как мальчишка
Да что там смутился — был просто убит!

Бездонное небо бездонное море
Бездонные омуты в этих глазах!
Вселенское счастье и, кажется, горе
И мёртвое время на точных часах.

А если она влюблена и чужая,
И будет любовь эту в сердце хранить?
А вдруг она ангел небесный святая?
И как же ему без неё дальше жить?

А вовсе никак. Значит надо решиться,
И завтра в кафе подойти и спросить:
— А можно мне Вам этой ночью присниться?
И можно я буду всю жизнь Вас любить.
Не люблю оставаться один,
Темнота зазвенит тишиной,
Я касаюсь заметных седин,
В зеркалах отраженной рукой.

За стеклом в синеве – облака,
И теряется тоненький след
Там, вдали, где я жил без тебя,
Улетающих в прошлое лет.

И стучат равномерно часы,
Словно капли дождя в сентябре,
Даже мысли сонливо пусты,
Только сердце болит о тебе.

Только сны тяжелей и страшней,
Лишь подушки коснется щека:
Будто я, среди тысяч людей
Потерялся живу без тебя.

И такая, поверишь, тоска –
Будто не жил, не пил, не любил,
Бьется бабочкой вена виска
Может главное что - то забыл?

Нет, я помню улыбку, глаза
И тепло твоих ласковых губ,
А над всем, этим, в небе звезда –
Та, что Ольгой потом назовут.

Ты свети, продолжай свой полет,
Лишь, в одном не хочу напугать -
Когда сердце окончит свой счет,
Без тебя бы хотел умирать.

Не люблю оставаться один,
И стоять у окна в тишине,
Ты не жди моих новых седин
Приходи, поскорее, ко мне.
Стекло замылено дождём
До беспросветности,
Обняли город облака
За плечи стылые,

Вот бы понять чего мы ждём
От безответности,
Когда почти наверняка
Уже – немилые.

Ещё бы лету жить, да жить
Без срока давности,
Земле, укутанной в тепло,
Легко вращается,

Но с губ уже ничем не cмыть
Вкус толерантности,
Ведь в этой жизни ничего
Не возвращается.

Полоской жёлтой по листве –
Предупреждение:
Ещё немного и придёт
Пора осенняя,

Холодный ветер в Сентябре
Начнёт вторжение,
И, значит, вряд ли нас найдёт
Тепло прощения.

А следом долгая зима,
И леденящая,
Скуёт морозом тишину –
Не жди хорошего,

Нас пустота сведёт с ума,
И настоящее
Ненужным станет никому,
Раз стёрто прошлое.

Тогда зачем нам до сих пор
Во что-то верится,
Ведь ничего за сотни зим
Здесь не меняется?

Любовь расстреляна в упор,
А жизнь в ней теплится,
И даже тот, кто нелюбим –
Не отрекается.