Цитаты

Цитаты в теме «геноцид»

Леди и джентльмены, я был вампиром без малого три тысячи лет, а теперь американская лига вампиров уверяет вас, что мы такие же, как и вы. И, наверное, в ничтожной степени, это так. Мы самовлюбленные, нас заботят только наши потребности, вне зависимости от того, чего это стоит, прям как вы. Глобальное потепление, бесконечная война, токсичные отходы, детские трупы, геноцид. Это все незначительные издержки в погоне за вашими спортивными тачками, огромными телеками, кровавыми алмазами, дизайнерскими джинсами, нелепыми безвкусными виллами. Пустые показатели стабильности успокаивают ваши дрожащие, безвольные души. Но нет, в конце концов, мы совсем не похожи на вас. Мы бессмертны, потому что мы пьем настоящую кровь, живительную, питательную кровь людей. И эту правду лига вампиров хотела бы скрыть от вас, потому что, буду откровенен, сегодня пить человеческую кровь — дорогое удовольствие, так что они прикинулись добренькими, чтобы протащить их поправочку о правах вампиров, но, будьте уверены, все вампиры точно такие же, как и я. Зачем нам стремиться к равноправию? Вы нам не ровня. Мы высосем всю вашу кровь после того, как выпьем до дна ваших детей. А теперь о погоде. Тиффани?
Джентльмены, мне нравится война.
Джентльмены, я люблю войну.
Наступательная, оборонительная, подпольная, осады, прорывы, отступления, блицкриг, зачистки, геноцид. В торфянике, на шоссе, в окопах, на равнинах, в тундре, в пустыне, на море, в небе, в грязи, в походах.
Я люблю каждое проявление войны, существующее на Земле. Мне нравится уничтожать противника одним ударом под гром канонады.
Когда противника разносит на кусочки, высоко подняв в воздух, моё сердце танцует. Мне нравится уничтожать противника снарядами наших танков. Когда я расстреливаю противника, с воплями выскакивающего из горящего танка, сердце моё подпрыгивает.
Мне нравится, когда пехота единым ударом штыков сминает строй противника. Меня трогает вид паникующих новобранцев, снова и снова протыкающих штыками уже мёртвого противника. Видеть на уличных фонарях повешенных дезертиров — наслаждение. Несравненное удовольствие. Видеть, как пленники падают с пронзительными криками по мановению моей руки, было восхитительно. Когда жалкое сопротивление отважно выступило со своим жалким оружием и мы уничтожили их вместе с доброй частью города 4,8-тонной бомбой, я был опьянён. Мне нравится, что нас разгромили на рассвете. Жаль, что город, который должен был защищать жителей, пал, а женщины и дети были уничтожены. Джентльмены, я желаю войну.
Покажите мне войну, похожую на ад.