Цитаты

Цитаты в теме «повиновение»

Женственность.
Сейчас о ней много говорят и пишут. Кто-то считает её признаком слабости. Некоторые говорят, «нужно прикидываться глупой». Также думают, что женственность - это несамостоятельность и безмолвное повиновение мужчине.
И есть множество тренингов типа «как стать жрицей любви» или «прокачай в себе богиню». Это стало модным.
Я тоже долгое время работаю над собой в этом плане. И это нелегко: расслабиться, довериться, перестать все контролировать и рассказывать всем, как и что им нужно делать.
Однако мне нравится думать о женственности как о том качестве, ради которого сражались рыцари, сходили с ума и посвящали оды поэты, годами рисовали портреты и вырезали скульптуры! Качество, за которое цари вступали в войны или наоборот лишали казни целый народ!
Есть легенда о султане, который за ночь с девушкой передумал истреблять целое поколение!
За чью невинность сейчас кто даст такую цену?
Ради улыбки и поощрения какой девушки сейчас парни будут вызывать друг друга на дуэль?!
Женщины сами обесценили себя.
Мы так долго боролись за право учиться, работать и реализовывать себя, мы долго доказывали, что мы тоже достойны принимать решения и руководить. На этом, пожалуй, нужно было и остановиться.
Но Женщина не успокаивалась, она начала брать инициативу в отношениях, она оголилась, стала доступной (зачем завоёвывать её сердце рыцарскими подвигами, если она инициирует секс на первом же свидании?), она взяла на себя функцию «решалы» и перестала быть... музой, той, ради которой Мужчине хочется стать Героем, совершить подвиг, доказать своё первенство на право обладать Ею!
Со временем Женщина устала рулить, она теперь хочет вернуть все обратно, но и Мужчина уже адаптировался под такую женщину. Лёг себе на диванчик, сел у компьютера побеждать виртуальных драконов, чтобы хоть там почувствовать себя Героем и решать вопросы... и разучился рулить. Хотел бы, да навык потерян, практики нет...
Работы не початый край! Но все возможно! И все в наших руках. Разбудить в Мужчине спящего рыцаря может только проснувшаяся Муза.
Бьет граф теперь мечом по глыбе красной.
Сталь не щербится — лишь звенит о камень.
Он видит, что с клинком ему не сладить,
И начинает тихо сокрушаться:
«Мой светлый Дюрандаль, мой меч булатный,
Как ты на солнце блещешь и сверкаешь!
Ты в Морианском доле дан был Карлу -
Тебя вручил ему господний ангел,
Чтоб ты достался лучшему вассалу,
И Карл меня тобою препоясал.
С тобой я покорил Анжу с Бретанью,
С тобою Мэн и Пуату я занял;
С тобой громил я вольный край нормандский;
С тобой смирил Прованс, и Аквитанью,
И всю Романью, и страну ломбардцев;
С тобою бил фламандцев и баварцев;
С тобой ходил к полякам и болгарам;
С тобой Царьград принудил Карлу сдаться;
С тобой привел к повиновенью саксов,
Ирландцев, и валлийцев, и шотландцев,
И данниками Карла сделал англов;
С тобою вместе покорил все страны,
Где ныне Карл седобородый правит.
С тобой расстаться больно мне и жалко.
Умру, но не отдам тебя арабам.
Спаси нас, боже, от такого срама!»