Цитаты

Цитаты в теме «шкура»

Я не белая, не пушистая,
А невзрачная и колючая.
Как кошачья лапа — когтистая,
И немыслимо невезучая.

Не красавица и не умница,
Не спортсменка, не комсомолка я
За бродячих собак заступница,
Неуступчивая и колкая.

Недоверчиво насторожена,
Дрессирована горьким опытом.
Изнутри как лёд заморожена,
Не пуглива и не безропотна.

Не спасённая Эвридика я,
Но не хрупкая, а плечистая.
Полу вольная, полудикая
Но в душе-то бело-пушистая

Научите — как быть доверчивой,
Горький опыт смывая сказками,
Как вилять хвостом гуттаперчевым,
Как отбеливать шкуру ласками.

Шрамы мне забинтуйте бережно,
Помогите забыть болевшее
В старом доме с окном заснеженным
Соберу на память прошедшее:

Целый ворох колючек ношеных,
Недоверчивую доверчивость,
Благодарность собак не брошенных
И, конечно, хвост гуттаперчевый.
Ты не пиши мне больше — и я стараюсь.
Я же все также спешу до своей маршрутки.
В свой телевизор, где Ургант и проститутки.
Я же все также почти. Почти улыбаюсь.

«Ты не ищи замены» — и я с азартом
Меряю новый имидж, других в кровати.
Глажу-блужу-хохочу в твоем следующем марте.
Глажу-блужу и плачу. Но Бога ради

Ты бы и сам молчал, одинокий мачо.
Только бы и тебе хватило силенок
Просто курить, когда я так непросто плачу.
Просто молчать, когда голос мой слишком звонок.

«Ты не пиши мне больше» — и я по часу
В клавиатуре ищу неземные знаки.
Реже глотаю таблетки, хожу по трассам.
Чаще ласкаю шкуру своей собаки.

«Ты не пиши стихов мне» — и я в припадке
Строчки рифмую в бешеном алгоритме.
Ем свои чупа-чупсы и шоколадки.
Если лажаю с рифмами, ты прости мне.

«Ты » Слишком много «Ты» и я ставлю прочерк.
Не говори мне «Ты» — мы на «Вы», признайся.
Я все читаю меж каждых раскрытых строчек:
«Ты не пиши мне, слышишь? Хоть постарайся»
Крокодил.

Мне стало известно:
Оно существует,
То тайное Царство,
Где джунгли ликуют.

И ночью глубокой,
Как юг черноокой,
Там плачет
Драконов Мать!

"О чём, Кровожадная,
Сердце тоскует,
И жертвы не радуют
Острый зуб?

О чём, Длиннолицая,
Враг твой ликует
Улыбкой проклятых,
Проклятых губ?

Неужто свершилось,
Что ты преклонилась,
И голову низко,
Как раб, опустила,

Что Ужасом Древним
Так долго звалась?
Неужто смеётся,
Презрением вьётся

Та лента из кожи,
Что с кожи Твоей?
Кто вырезал острым,
Как месяц округлым,

Как солнце горячим
Клинком Твою суть?
Скажи мне, Царица,
Неужто как птица

Ты больше не будешь,
Не будешь летать?"
"Оставь меня, путник,
В тиши каменелой

И дай поскорей умереть!
То солнце сгорело,
Что жизнь мою грело
Десятки безбедных лет.

То утро пропало,
Когда я узнала,
Что едет ко мне Человек!
То кровью застыло,

Что шкурой мне было.
И крыльев в помине нет!
Поверишь ли, путник,
Я стала добычей!

И страх не рождает
Мой больше лик.
Поверишь, проезжий,
Что ночь застилает

И скудно питает
И дух мой, и плоть..."
И плачет в глубокой,
Как юг черноокой,

В стране диких джунглей
Драконов Мать...И болью высокой,
Как смерть одинокой,
Её накрывает страх.
Есть люди люди жизнерадостные, как весна, наполняющие сердца людей любовью. Есть люди теплые, заполненные жизненной живительной энергией, как лето. Есть люди щедрые душевным богатством, как осень и холодные, циничные, как суровая зима.
Есть люди яркие и задорные, как солнечные зайчики, которые оживляют мир сказочным блеском. Есть люди, как тени — безликие, темной сущности, живущие в тени от мира.
Есть люди, как светлая полоса в жизни, которыми дорожишь и ценишь, как бесценным подарком судьбы. Есть серые попутчики, как крысы, которые первыми бегут с корабля и темные, тянущие твой жизненный корабль на дно.
Есть люди легкие, как бабочки, с которыми в жизни и общении легко и просто, не обременяющие своим жизненным грузом. Есть люди тяжелые, как гусеницы, которые живут в своем коконе и грызутся с окружающим миром в силу собственной неудовлетворенной внутренней сложности и душевного уродства.
Есть люди «белые и пушистые», как волки в овечьей шкуре, есть люди колючие, как ёжики, которых иголки защищают от тех, кто готов их сожрать любой подходящий момент.