Цитаты

Все так непросто
И вроде ждать уж нечего, а нет
Питаешь сладостную боль от расставанья и кайфуешь
Какой то странный мазохизм, понять насколько и всерьез ли До сих пор ты существуешь?
Ответь, а как сейчас, болит?
Серпом на сердце, камнем в почках?
Ты сам, как добрый Айболит назначил в градусах примочки
Не помогло Досадно, жаль
А как бы было хорошо, проснуться утром и понять
На все, что причиняло боль, тебе вдруг стало НАПЛЕВАТЬ!!!
Давно окончилось веселье,
Любовь оставила взамен
Лишь в сердце горькое похмелье
И слабый запах перемен

—  Виктория Черенцова, 5 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Не старайся понять, правду ли тебе сказали, попытайся понять, почему этот человек в этой ситуации счёл необходимым и правильным сказать тебе именно эти слова, и тогда ты узнаешь правду.

Зрелость — это когда человек делает тебе больно, а ты пытаешься понять его и найти причину, а не делать больно в ответ.

Мы все должны испытывать два вида боли: боль дисциплины и боль сожаления. Разница в том, что боль дисциплины весит граммы, в то время как боль сожалений весит тонны.

В жизни каждого наступает момент, когда нужно понять, что старого больше нет. Оно было там, в прошлом, а сейчас развалилось окончательно и безвозвратно. Так мы учимся отпускать время.

Жаль, что сейчас нет возможности поговорить с некоторыми людьми так, как раньше. Просто в один момент, что-то изменилось и все закончилось.

То, что происходит с тобой, происходит только с тобой. Никому и никогда не удастся взглянуть на мир твоими глазами, увидеть то, что видишь ты, и понять это так, как понимаешь ты.

В какой-то момент тебе придется понять, что некоторые люди могут остаться только в твоем сердце, но не в твоей жизни.

Как было бы хорошо иметь каменное сердце, резиновую нервную систему и валерьянку вместо крови!

Бессмысленно чего-то ждать, надеяться на будущее и врать самому же себе, говоря, что все в порядке! Жаль, что я это понял только сейчас.

Любовь должна не затуманивать, а освежать, не помрачать, а осветлять мысли, так как гнездиться она должна в сердце и в рассудке человека, а не служить только забавой для внешних чувств, порождающих одну лишь страсть.