Цитаты

Цитаты в теме «стая»

А правда, мы всё же немножко похожи?И ты не влюблён, Да и я вроде тоже.С другими людьми эту жизнь коротая,И ты не страдаешь, И я не страдаю.И это уж точно не Ваша забота,Кто будет встречать меня после работы.И мне наплевать -нет ни злости, ни гнева-На бабочек этих твоих однодневок.Но знаешь, всегда с небольшим интерваломОни уходили, а я — оставалась.Я просто — была. Просто есть. Без подвоха.Когда тебе грустно, когда тебе плохоИ больно. Когда, ненавидящий жалость,Ты просишь, чтоб я твою руку держала.Холодный февраль И метель за окошком,Я грею ладонь твою в тёплых ладошках Стихают за окнами снежные стаи,И ночь отступает, И боль отступает.Застывшее утро выходит из комы А мне твои руки до боли знакомы,До кончиков пальцев, До синих прожилок А может, и к лучшему, что не сложилось.Что сердце спокойно и разум на стрёме,Что мне не присвоен порядковый номер.Не мать. Не жена. Не сестра. Не подруга Я просто тихонько держу твою руку.
Эх! Полетать сегодня ночью, что ли?
Вопрос: на крыльях или на метле?
Подружка-звёздочка зовёт меня на волю
Протягивает руку Месяц мне
Я без разбега — ввысь Совсем не страшно.
Пронзает тишина Лечу Ле-чу
Себе я нравлюсь вот такой вот бесшабашной
«Ах! Молодец!» — сама себе кричу
Капризы — прочь! Тоску и скуку — тоже!
Да что я, в самом деле, не смогу?
Проветрю Душу Запылилась чуть, похоже
Всё впопыхах, бедняга набегу
А до себя ей не было и дела
По лету мчалась, крылья опустив
Пыталась «выглядеть» Счастливой быть хотела
Потом остановилась, загрустив
Летим, как в Сказке с ней, куда — не знаю
Дорогу нам укажет лунный луч
Промчалась мимо звёзд-болтушек чудо-стая
И промелькнуло скопище из туч
Проказник-Ветер растрепал мне чёлку
Прекрасною была шальная ночь!
Душа летала вместе с рыжею девчонкой
на крыльях А метлу швырнули прочь
Нет, внутри ничего не ёкает, не ломается, не дрожит. И никто не знает, как сильно ткани поражены, как источен в ребрах седой гранит и как лоб горит.
Тебе не все равно, чем он дышит, о ком думает, кем живет. Как ни стелись, ни ломай — все равно уйдет, когда она его позовет. И останется лишь воспоминаний мед, самолет, оставивший дымный след и колючий плед.
А за ним таких как ты — вереницы, стаи, летящие клином птицы, жаждущие свинца. Что ему до того, что твои ресницы покрывает засоленная пыльца? Ты ему — цветок, надломленный в пояснице, за тобой ни выеденного яйца, лишь овал лица.
Подобрать бы к нему ключик, шифр из нечаянных слов и рифм, что толкутся во мне, скорбя. А пока — лишь слова молитв, лишь бы ты был здоров и жив! И, когда телефон звонит, в череде из трехкратных цифр, чтоб я видела не тебя
РУЧНОЙ ВОЛК
У лесника в прокуренной сторожке
Домашний волк живет не первый год.
Он незлобив, не тронет даже кошки,
Он, как собака, домик стережет.
Когда-то у оврага, в дальней роще,
В неистовую позднюю пургу,
Лесничий взял его волчонком тощим
И преданного выкормил слугу.
Но в феврале, когда метель клубится,
Волк смотрит настороженно во тьму,
И сам хозяин в эти дни боится
Его погладить, подойти к нему.
Там где-то стая ждет его прихода,
Его зовет клубящаяся мгла, —
И, может быть, голодная свобода
Ему дороже теплого угла.
Хозяин, бойся этой волчьей стати
И очень-то не доверяй ему, —
Злом за добро он все равно отплатит,
На вой волчицы кинувшись во тьму.
Ни ласкою, ни хлебом, ни пинками
Не пробуй возвращать его назад, —
Он горло перервет тебе клыками,
И ты же будешь в этом виноват.
Он просто волк, он не собачьей масти,
И он уйдет, забыв, что он ручной,
От теплого навязанного счастья
В метель и холод, в неуют ночной.
Мы выбрали друг друга среди огромной стаи,
По запаху и вою, по стуку двух сердец,
Нам сверху указали, нам звезды нашептали,
Что встретятся однажды Волчица и Боец...

Он умный и упрямый, немного молчаливый,
Свободный, своенравный матерый серый волк,
Влюбленный и шутливый, угрюмый и пытливый,
Он многое умеет и знает в жизни толк...

Быть вместе с ним - награда, быть рядом с ним - удача,
Он гордость и защита, надежность и оплот,
Когда он рядом - рада, я вою с ним и плачу,
Когда он под Луною мне песнь любви поет...

А ночью я вонзаю свои клыки до крови
В его мохнатость тела и жесткое плечо,
И он рычит от страсти, и он скулит от боли,
И, поддаваясь зову, застонет горячо...

А мой язык искусно залижет эти раны,
Устало и счастливо свернусь у лап в клубок.
Мне не страшны морозы, и не страшны бураны,
Пока со мной любимый, горячий серый волк.